Архив рубрики «Богатые люди»

Одна из самых влиятельных в современном мире моды – fashion-индустрия Гуччи. Но ни один биограф не сможет рассказать вам подробно его настоящую историю. Эта история полна трагических и необъяснимых обстоятельств. Хотя, разумеется, это никак не отражается на популярности моделей марки Gucci. Они по-прежнему любимы во всем мире.

Рождения легенды ничто не предвещало. Во Флоренции жил человек, которого звали Гуччио Гуччи…

Юношей он уехал в Англию и до 1921 года работал швейцаром, лифтером и носильщиком в отеле «Савой». В любой ситуации Гуччио умел находить преимущества. В качестве швейцара у него была возможность любоваться шикарно одетыми людьми из элиты, наблюдать и отмечать то, что больше всего ценят успешные люди в предметах, которыми пользуются. Когда Гуччи потерял работу, то решил в корне изменить свою жизнь.

…Вернулся в Италию он 40-летним с 30 000 лир в кармане. В то время для Италии это были большие деньги.

Гуччи открывает собственную мастерскую по изготовлению чемоданов. В 1923 году выпускает для «золотой» флорентийской молодёжи украшения из кожи. У него ещё нет своего логотипа. Гуччи при создании всех этих аксессуаров волнует главным образом не столько то, какими они получатся и какова будет цена, сколько то, каким будет его логотип. И вот, в творческих муках логотип «родился». Это были две переплетённые буквы G. И получилось, что это не просто удачная находка, а настоящий талисман. Заказы посыпались на Гуччи как из рога изобилия.

По прошествии нескольких лет он открывает множество бутиков кожаных изделий, на которых красуется его фирменный знак. И этот логотип постепенно превратился в легенду…

Расцвет Дома Гуччи пришелся на правление Муссолини. К этому времени семья стала компанией. В 1953 году Гуччи открыл свой первый магазин на Манхеттене. Но на пике славы неожиданно умер. У него остались сыновья – Альдо, Васко, Уго и Родольфо. Поначалу всё шло хорошо. Чтобы увековечить имя отца, а заодно и свои имена, они открыли дом моды Gucci. Но покорения одной только Италии им было мало. Братья решили завоевать весь мир. Постепенно марка с логотипом двух «G» стала символом респектабельности и роскоши. Модный дом начал производить, помимо аксессуаров, одежду, обувь, а позже и парфюм. Слава династии Гуччи росла очень быстро. Завистники и конкуренты Гуччи говорили, что «пиарит» их сама чета Кеннеди. Джон щеголял в мокасинах, выпущенных этой фирмой, а у Жаклин была знаменитая именная сумочка с бамбуковыми ручками. Эта сумочка принесла её создателям мировую известность…

Но успех компании стал её закатом. Братьям Гуччи деньги и слава вскружили голову. В семействе произошел раскол. Наследники Гуччио Гуччи передали свое «детище» компании «Investcorp». К 1990 году марка перестала быть собственностью семьи. Творческий директор компании «Investcorp», умный человек, понимал, что стиль Gucci уже немного поднадоел, и решил его «омолодить». Он назначил главным дизайнером неизвестного, но талантливого Тома Форда. Том «перепробовал» множество профессий и понял, что его предназначение – творить моду.

Форд быстро «взбирается» вверх по карьерной лестнице. В 1996 году получает звание «Модельер года». Тому Форду удается сочетать простоту и роскошь с некоторым эротизмом. В доме Gucci создали популярный стиль «унисекс». Кроме этого, Том Форд специально разработал модель костюма для людей, которые находятся всё время в разъездах.

конце августа двенадцать лет назад оборвалась жизнь принцессы Дианы. В эти дни почти весь мир вспоминал о ней, о золушке, ставшей принцессой, воплотившей мечту многих девушек, но так и не сумевшей найти свое счастье.

Диана появилась на свет третьей дочерью в знатной родовитой семье Спенсеров, где только рождение мальчика давало возможность продолжить род графов. Третья дочь подряд обычно является разочарованием почти в любой семье, а уж в семье, где титул графа является наследственным, разочарование достигает, что называется, невероятных размеров и степеней. Для матери же Дианы в очередной раз не оправдать ожидания мужа было настоящей трагедией.

Из всех девочек Диана стала не только нелюбимой, но, что еще более усугубляло ее положение, отвергаемой. Надо признать, что ее мать, Френсис Спенсер, которая служила фрейлиной Королевы-матери, не отличалась особой любовью и к старшим девочкам. Она считала главной материнской обязанностью роды, а уход, внимание и любовь – на это у нее не было ни желания, ни сил, ни времени. А после того, как полуторагодовалая Диана заполучила братика, семья и вовсе распалась.

Мать, выполнив долг (родить мальчика для мужа), успела снова влюбиться и стала строить свою личную жизнь. Отец, пытавшийся заботиться о детях, конечно, не мог заменить им мать. Диана росла очень нервным, упрямым, обидчивым ребенком, у нее наблюдались частые перепады настроения. Она очень тяжело пережила развод родителей, нежелание матери близко общаться с ней. Любовь, которую она не получила от матери, естественно, не могли ей дать часто меняющиеся няньки, а затем и мачеха. Главной отдушиной для нее в детстве и юности стал младший брат Чарльз, за которым она ухаживала с малых лет. Волею судеб и замуж она вышла тоже за Чарльза, но уже настоящего принца.

Но все это еще только присказка. А «сказка» в том, что нежеланная и нелюбимая девочка, хотя и превратившаяся из гадкого утенка в прекрасную принцессу (ну чем не сказка!), никогда не могла быть счастливой и любимой женой. Такие женщины своим поведением провоцируют измены и разводы. Однажды брошенные, не получившие любовь родителей (отец тоже был довольно холодным и суровым человеком), они обычно не верят в то, что они заслуживают любви, и потому боятся ее потерять. А когда женщина боится потерять любовь, она оказывается в конце концов брошенной.

Этому способствуют повышенная тревожность, обидчивость, ревность, подозрительность, в случае с Дианой – попытка суицида во время первой беременности и такое психическое заболевание, как булимия, отсутствие в родительской семье опыта добрых, доверчивых и любящих отношений между супругами. Немалую роль сыграла, по-видимому, и установка, полученная в родительской семье: дети, выросшие в семьях, которые пережили развод, неосознанно провоцируют развод в своем браке.

Не получив или потеряв любовь мужа, после развода принцессе Диане нужно было во что бы то ни стало реабилитировать себя в глазах народа. У нее появилась цель – завоевать народную любовь. Средства для этого не нужно было придумывать: благотворительность, миротворчество, помноженные на прессу. Прессе нужны были героиня, бренд, сенсация. Принцесса тоже нуждалась в этом, а во внимании прессы она получала некий суррогат любви. Ей нужно было доказать, что она хорошая, она жертва, ее бросили, ее надо жалеть и поддерживать. Ну а жертва всегда находит своих преследователей, злое и недостойное окружение.

Таким образом, она сознательно вступила в борьбу против королевской семьи, за любовь и признание народа. Какое-то время она просто затмила своим громким «благочестием» королевскую семью. Какие-то любовные интрижки и истории преподносились как некий протест против холодного королевского этикета и чопорности. Запутавшись в любовных историях, она, скорее всего, не могла не думать о подрастающих сыновьях, что для них, возможных будущих королей, важна честь матери. Но для нее важней было во что бы то ни стало быть любимой, какой бы ценой это не досталось. Такое часто бывает у нежеланных, нелюбимых и брошенных детей.

После развода с принцем, в стремлении быть любимой и признанной народом королевства, принцесса Диана противопоставила себя королевской семье и тем самым невольно вовлекла своих любимых сыновей в это противостояние. Каково было им, когда приходилось выбирать между отцом и матерью, долгом и любовью? Возможно, своей смертью она разрешила этот вопрос. Но думаю, от этого ее детям не легче, даже если они принцы. Комплекс нежеланной и нелюбимой дочери помешал принцессе Диане стать достойной матерью принцев, для которой долг, интересы королевства и ее детей – будущих королей – превыше всего.

Шоу, которое она умело организовала вместе с прессой, достигло своей цели: принцесса Диана стала суперпопулярной, настоящей звездой, самой известной благотворительницей и миротворцем. Ее боготворят миллионы людей, особенно женщин, у которых в генах – мечтать о принцах. Все идет к тому, что, возможно, со временем она будет признана святой.

Один из самых любимых моих храмов в Дели – Лакшми Нараяния мандир, именуемый также Бирлу темпл. Этот красивый храм с ухоженным парком в центре индийской столицы, также как и Лакшми Нараяния мандир в Джайпуре и храмы с таким же названием во многих других городах Индии, построен на деньги семьи магнатов Бирла, регулярно тратящих на благотворительность огромные суммы.

Ты можешь забыть все, все, кроме одного:
зачем ты явился на свет. Не продавай себя задешево,
ибо цена тебе высока…

Джалаладдин Руми

В то время когда наши олигархи покупают футбольные и хоккейные команды, соревнуются размерами своих яхт и самолетов, вывозят на вечеринки в Куршавиль десятки моделей для совместного распития самых дорогих шампанских вин, индийский бизнес-клан Бирла показывает, что могут быть и другие цели, другая мотивация бизнеса. В своем завещании Приямвада Бирла, вдова создателя одного из семи гигантских семейных агломератов Бирла – Матхава Прасада написала: «Наши организации, связанные с благотворительной деятельностью, будут беспрекословно выполнять свою миссию по служению делу гуманности, призрению и опеке всех обездоленных и неимущих». И еще ее слова из того же завещания: «Господь Всемогущий пролил Свою Милость на меня и моего незабвенного дорогого супруга Матхава Прасад Бирла, дабы превратить нас в орудие исполнения Своей Воли через служение на экономическом поприще нашему народу и предоставление образования, здравоохранения и трудовой занятости всем нуждающимся».

А все начиналось 150 лет назад, когда уроженец поселка Пилани (в самом центре засушливой раджастханской пустыни), марвари Шив Нарайан Бирла, стал осознанно следовать своей дхарме вайшью.

В предыдущем предложении приводятся сразу три ключевых слова (марвари, дхарма и вайшью), понимание которых во многом объясняет путь, пройденный этой семьей за полтора века от мелких торговцев хлопком до богатейших людей Южной и Юго-Восточной Азии.

Начнем со слова «вайшью». Социальная жизнь индийского общества издавна определяется системой варнашрамов, согласно которой все люди по их изначальной мотивационной предрасположенности делятся на 4 основные варны брахманов, кшатриев, вайшьев и шудр.

Очень упрощенно эти варны можно охарактеризовать следующим образом.

Шудра – это наемный рабочий, человек у которого отсутствует инициатива, работающий только по приказам. Мастеровые.

Вайшью – торговцы и коммерсанты.

Кшатрии – воины и управленцы.

Брахманы – мыслители, творцы и религиозные деятели.

У представителей каждой из этой варн есть собственная дхарма – свод правил и законов (а также описание исполнения их и результатов этого исполнения). Что же касается дхармы вайшью, то Шри Сами Шивананда в своей работе «Практика Карма-йоги» дает ей следующее определение: «Земледелие, скотоводство, торговля, благотворительность, совершение жертвоприношений, изучение Вед, вовлеченность в торговлю, финансы и сельское хозяйство являются обязанностями Вайшьи, рожденного в своей собственной природе».

Более расширенное толкование дхармы вайшью приводит в своих трудах Анни Безант: «Ибо во всем мире дхарма вайшьи есть развитие некоторых определенных качеств. Справедливость, добросовестные отношения этого человека с другими, независимость поведения от побуждения чувств, развитие таких качеств, как проницательность, энергичность, умение балансировать своими долгами, справедливая оплата в честном обмене, а также умеренность, отсутствие расточительности и сумасбродства, выплата справедливого вознаграждения за выполненную работу – все эти качества ведут его к дальнейшему росту. Для вайшьи положительное качество – быть экономным, отказываться платить больше, чем он должен, настаивать на справедливом и честном обмене. Все это развивает качества, необходимые для его будущего совершенства. В своей ранней стадии они иногда неприятны, но с высшей точки зрения это дхарма данного человека, и если она не будет выполнена, позднее может способствовать созданию слабого характера, что повредит его эволюции.

Терпимость – закон для его дальнейшего роста, но нетерпимость – в отношении небрежности или слишком большой щедрости.

Он должен достигнуть богатства путем упражнения таких свойств, как бережливость и исполнительность, и потом употребить это богатство для благородных целей, субсидируя ученых, давая средства на претворение в жизнь достойных планов, для общественного благополучия. Собирать богатство с энергией и проницательностью и тратить накопленное богатство благоразумно – это и есть дхарма вайшьи, результат его природы и закон его дальнейшего роста».

Итак, с варнами и дхармой, пусть в общих чертах, но разобрались. Теперь о марвари – ростовщиках и торговцах, одной из подкаст вайшью (слово «марвари», вероятно, происходит от санскритского «мару» – пустыня.). Так издавна называли обитателей пустынной местности Шекхавати в штате Раджастхан на границе с Пакистаном. В этих местах не то, что жить, даже выжить было нелегко, и именно бесценный опыт существования в самых неблагоприятных условиях, по мнению ряда исследователей, и является основой коммерческого процветания марвари, называемых порою «индийскими евреями». Вот что писал об этом Д.К. Талкнет, историк, биограф Б.М. Бирла и управляющий его благотворительным фондом: «Песчаные бури и голод приучили их к долготерпению и умению молча выносить боль и страдание. Нехватка элементарных ресурсов заставляла работать за троих, раскаленный ветер и испепеляющее солнце укрепляли жизнестойкость, а постоянная нехватка воды склоняла к бережливости и экономии. Если бы марвари не усвоили этих уроков жизни, они никогда не добились бы общенационального признания как славные воины и ведущие предприниматели».

Примерно с середины девятнадцатого века марвари начали расселяться по всей Индии и везде они отличались успешными коммерческими начинаниями. Поначалу они облюбовали находившийся относительно недалеко от исторической родины Бомбей (ныне Мумбаи), а затем еще один мегаполис на другой стороне Индии – Калькутту. В обоих местах они быстро снискали славу самых удачливых торговцев и предпринимателей. В настоящее время многие представители марвари занимают первые места в списке самых богатых людей не только Индии, но и мира. Для примера сообщим, что именно к этому клану относится и хорошо известный в наших краях Лакшми Миттал, покупатель «Криворожстали».

Вернемся же теперь к клану Бирлу и его основателю, уже упомянутому выше торговцу хлопком Шив Нарайан Бирла. Ни ему самому, ни его сыну Балдев Дасу не удалось скопить особого капитала. Они, конечно, не бедствовали, но первый прорыв рода Бирлу к вершинам финансового Олимпа пришелся уже на внуков Шива Нарайана: Ганшьямдаса, Рамешвардаса и Бриджмохана. Именно они, тысячекратно расширив семейный бизнес, заложили основу промышленно-торговых империй Бирла. Так, всего за сорок лет маленькая джутовая мельница, построенная в 1919 году Ганшьямдасом Бирла, как по мановению волшебной палочки превратилась в крупнейший индийский индустриальный концерн – Aditya Birla Group: 13 объединенных компаний, $7,6 млрд активов, 72 тыс. работников, заводы в Таиланде, Индонезии, Малайзии, на Филиппинах, в Египте, Австралии, Китае и Канаде.

Но, конечно, никакая волшебная палочка здесь не причем. Секреты финансового успеха Бирлу имеют вполне материалистическое происхождение. Но о них – в нашей следующей публикации.

Эллен Дедженерес родилась 26 января 1958 года, в Metairie, Штата Луизиана, пригороде Нового Орлеана, а после второго брака материри она со своей семьей переехала в Атланту, штат Техас. Закончив школу, Эллен поступила в университет, но продержалась всего год. Эллен сменила множество мест работ, пока не пришла в шоу-бизнес

Эллен Дедженерес является телеведущей своего собственного телешоу «Эллен Дедженерес шоу», у нее очень живой, свежий и динамичный голос ( она озвучивала рыбку Дорис в анимационном фильме “В поисках Немо”).

Ее ежедневное щоу пользуется большой популярностью среди американцев, и это подтверждает тот факт, что уже вышел четвертый сезон программы. Большинство гостей на телешоу – это знаменитости — актеры, музыканты, что, несомненно, повышает рейтинг шоу. По мнению самой Эллен все программа держится на ней. Являясь актрисой комедийного жанра, она зачастую пишет сама монологи, составляет программы. Она является центровой силой своего шоу.

овладелец развлекательного центра «Пирамида», клубов «Колорадский папа», «Урфин Джюс» и «Charlie» долго искал «свою стезю» в бизнесе.
25.10.2007 версия для печати

«Колорадский дедушка» Артур Исгейм сразу признается: «Лен, я никогда прежде не давал интервью». Чувствуется, и фотографа стесняется. Но уже спустя несколько минут, увлекшись воспоминаниями, он не прячет ни эмоции, ни чувство юмора. Парадоксально естественно слова «фишка», «кайф», «прикол» «миксуются» с «первым секретарем райкома». Исгейм, шутя с серьезным лицом, говорит: «Я не клубный человек». Со многими «фишками» в своих заведениях он вообще не согласен: «В «Урфине Джюсе» в мужском туалете у нас экраны, там непрерывно идет эротика, непрерывно! Я, конечно, не сторонник этой идеи, вначале был немного шокирован. А потом как-то привык, подумал: наверное, это нормально».

логотип Сфера влияния
Попытки и мучения

Собственный бизнес у Артура Исгейма появился после того, как он вместе со своим компаньоном Дмитрием Косовым выкупил контрольный пакет акций судостроительного завода, где работал с 1959 года. Но, по словам Исгейма, бывший губернатор Красноярского края Александр Лебедь «настойчиво порекомендовал» им продать акции. Вырученные средства стали финансовой основой разнообразных новых предприятий.

В том помещении, где сейчас находится развлекательный центр «Пирамида», в середине 90-х Исгейм сотоварищи выпекали хлеб.

— Я всегда считал, что хлеб у русских всегда должен быть на столе, они его поглощают в неимоверных количествах. Поэтому мы выкупили помещение и организовали в нем пекарню. В печах из огнеупорного кирпича мы делали хлеб, различные булочки. В одну печь их входило 220-250 штук. Но, конечно, наше заведение не могло конкурировать с большими пекарнями. Когда мы поняли, что этот бизнес очень маленький, выкупили у завода еще часть здания, где прежде была столовая, и открыли там пельменный цех. Этим бизнесом мы занимались в течение полутора лет. Наши пельмени назывались «От Павловой» — по фамилии заведующей цехом. А конкуренция была неимоверная, поэтому мы прекратили, продали это дело, сейчас там все еще лепят пельмени.

Артур Исгейм
Родился в 1938 году в Хакасии, в селе Бея.
Образование: окончил Красноярский технологический институт, специальность «холодная обработка металлов».
Карьера: с 1959 года работал на судостроительном заводе — мастером, начальником цеха, начальником завода. В 1990-х гг. совместно с Дмитрием Косовым организовал собственный бизнес.
Увлечения: архитектура, строительство, плавание.
Семья: женат. Сын, внучка.

А компаньоны продолжали искать «своё» в бизнесе. Не желая довольствоваться крошками с хлебного и пельменного «столов», они открыли еще автомойку и химчистку.

Артур Исгейм не скрывает: он по жизни постоянно рискует- В свою мойку мы привлекали бесплатным кофе и чаем, идиоты! Люди, конечно, приезжали, «мылись». А сколько знакомых в городе у нас было, и каждый просил: дайте талончик. Сначала мы решили, что будет немного, но потом оказалось, что около 30% машин мы мыли бесплатно. А оборудование было дорогое, немецкое, и все эти химикаты…

Бизнес оказался низкорентабельным. Мы промучились так 3 года, почти не получая прибыли. Чтобы развиваться дальше, нужны были деньги. Тогда и появились все наши кредиты. Используя связи в банковской среде, Исгейм и Косов относительно легко вышли на поле активного привлечения заемных средств.

— На них мы построили химчистку. Решили, что она даст быструю отдачу денег. В то время была хорошая химчистка на КраМЗе. И там была очередь месячная на чистку дубленок и всего остального. В городе не хватало химчисток. Мы отправили двоих своих специалистов в Европу, они закупили дорогое оборудование. И открыли «Италклин». Но почти одновременно с нами, в течение 3–4 месяцев, в городе появилось еще 6 химчисток! Поэтому ожидаемого дохода от этого бизнеса мы не получили. Но «Италклин» работает и сейчас.
Чем больше шары, тем больше прибыль

Артур Исгейм не скрывает: он по жизни постоянно рискует. В шутку знакомые даже называют его аферистом. Часто в бизнесе он полагается на свое внутреннее чутье: «чувствую, что не прогорим, — давайте делать». Несколько не слишком удачных попыток не убили доверия к интуиции — и в 1999 году компаньоны нащупали нужное направление.

— Мы отчетливо понимали, что нужно идти в другую сферу, и решили: будем делать бильярд. Спортивно-игровой бизнес — это российское, русские дворяне всегда играли в бильярд. И конкуренция в Красноярске тогда была незначительная. Мы стали собирать деньги. Я был знаком с директором банка «Енисей», и там нам скрепя сердце дали кредит на выкуп здания, с возможностью расплачиваться за него в течение года. Мы закупили в Москве бильярдные столы и создали «Пирамиду» — самый большой бильярдный клуб в городе.

Через год Исгейм заметил, что чем больше шары, тем больше может быть прибыль.

— На улице 60 лет Октября у одного товарища, слабенького бизнесмена, было 4 дорожки боулинга. И он «косил деньги», как тогда говорили. Мы решили пойти на дополнительные расходы — закупили в Америке, в Ричмонде, 6 дорожек для боулинга. С большим трудом привезли их в Красноярск. Сначала один из грузовиков, на котором их транспортировали, перевернулся. А когда оборудование пришло сюда, мы встали перед фактом: оно ни в окна, ни в двери «Пирамиды» не входит. А этаж-то третий. Боже мой! И вот мы делали гигантские леса, строили большое окно и закатывали на трубах туда тяжелые, массивные эти станины.

Сейчас Артур Исгейм почти не ходит в «Пирамиду». Идеи по развитию этого заведения предлагает, как правило, его сын Олег. Исгейм признается: один бы все не потянул. А предложения сына часто срабатывают.

— В «Пирамиде» у нас была комната с синими стенами. Она приносила очень мало денег, видимо, этот цвет давил на людей. Другие комнаты давали по 30 тыс. руб. чистой прибыли в месяц, а здесь мы получали по 18-20 тыс. руб. И мы долго думали, что же с ней сделать. И сын предложил устроить там библиотеку. Мы скупали книги два месяца, из собственной библиотеки я отдал все книги туда. Установили по всем стенам книжные стеллажи, посередине поставили большой бильярдный стол. И эта комната стала лидером по прибыли, народ идет туда с удовольствием.
Любимое место — стройка

Идею «Колорадского папы» привез из Москвы соратник Исгейма Дмитрий Косов. В столице он «подсмотрел», что наибольшей популярностью пользуются заведения, сочетающие в себе разные виды развлечений: танцпол, ресторан, шоу-программу. Артур Исгейм вспоминает: когда Косов предложил создать клуб, он не просто поддержал его, а вздохнул с облегчением — «наконец-то мы нашли то, что нам нужно». Так, на месте утомившей и недоходной автомойки появился «Колорадский папа».

— Первые полгода мы здесь сидели, понурив головы. Людей было очень мало. Видимо, этот закуток на правом берегу их отпугивал. Мы сидели за столиками и считали приходящих людей: вот еще двое пришло, вот еще трое… собралось 46 человек. А мы думаем: что же делать, мы прогораем, как же мы будем гасить кредит? Но мы не останавливались, занимали деньги и все вкладывали и вкладывали в рекламу. Настоящий успех начался после того, как клуб показали по телевизору. Нужно было, чтобы люди убедились воочию, что у нас не подпольное заведение, а действительно шик. У нас тут много «фишек»: буфет с советским обслуживанием, почтальоны курсируют между столиками, внутренние телефоны для знакомств. Это привлекает людей.

Необычный, немного «фриковый» интерьер «Колорадского папы» и многочисленные «фишки», которые учредители придумывают совместно с арт-директором заведения Дмитрием Непомнящим, сделали свое дело. По словам Артура Исгейма, в пятницу-субботу в клубе такой дикий аншлаг, что через 2–3 часа после начала работы приходится закрывать кассу.

Три бизнес-принципа Артура Исгейма
Принцип 1. Приступаю к чему-то новому сразу, как только закончил старое.
Принцип 2. Не гонюсь за наживой. Деньги — это только инструмент, который я использую. У меня спрашивают: «Ты бы смог 1 млн положить в чемодан, чтобы он там просто лежал?» Нет, для меня это дикость! А зачем мне тогда этот миллион? Бумага! Деньги нужно пускать в оборот.
Принцип 3. Внимательно слежу за работой персонала. Например, каждая официантка за свою смену получает оценку от администратора, они обсуждаются на каждодневных планерках. С сотрудниками работает психолог. Иногда мы даже отпускаем официанток домой, если у них какие-то проблемы. Потому что у нас все должны улыбаться.

Выйдя, наконец, на «свою стезю», Исгейм быстро понял, что если просто шагать по ней, столкнут на обочину. Приходится бежать, наращивая скорость. В конце 2006 года, взяв очередной крупный кредит, компаньоны построили vip-зал «Колорадского папы» — клуб «Урфин Джюс», а весной 2007 года открыли молодежный клуб «Charlie». Последний Артур Исгейм отдал под управление своей внучке.

— Мы постоянно думаем, как развиваться дальше. Клубов в городе много, конкуренция нас съедает. «Нирвана» то падала на колени, то снова открывалась. Недавно появился конкурент — клуб «Подиум». Сейчас в парке Гагарина делают похожий на наш проект, многое у нас «слямзили». Конкуренты часто к нам приезжают, фотографируют что-то. А я спокойно реагирую — пусть смотрят, как у нас.

Проводя экскурсию по своим заведениям для журналиста, Исгейм уже не спокоен, а увлеченно горд: «это привезли из Таиланда, это из Италии», «пол и лестницы в «Урфине Джюсе» — из дорогого китайского гранита». При этом чувствуется: не под себя создавал Исгейм эти клубы, их антураж ему не родной. «Зачем меня в такой обстановке снимать? Пойдемте лучше в «Charlie», я сам вас там сфотографирую!»

Судя по этой прогулке, к посетителям Исгейм относится, как дедушка к внукам — ну, нашкодят, бывает, но свои же. «Тут я бахрому повесил, так они жечь зачем-то стали, пришлось убрать… А вот здесь тихое местечко, людям нравится уединяться — так я для них диван хочу поставить… В «Колорадском папе» пуфик разорвали вчера — это бывает, хорошо, что у нас запасные есть… А в «Charlie» одна подвыпившая дама уронила со 2-го этажа пепельницу на голову студентику. К счастью, обошлось, а если бы по темечку попало? Я на следующий же день специальное ограждение сделал».

Исгейм признается: любимого уголка в этих клубах у него нет. Его любимое место — стройка. Он получает удовольствие, когда видит, что строительство идет по графику, что работа кипит.
Против казематов

Исгейм не останавливается ни на минуту. Каждый его рабочий день — это сумасшедшая гонкаИсгейм не останавливается ни на минуту. Каждый его рабочий день — это сумасшедшая гонка. Планов — громадьё и больше, поэтому расслабляться некогда. Он не отдыхал уже 10 лет — все боится, что уедет в отпуск и что-то не успеет сделать. И даже приходя домой, он работает — изучает журналы об архитектуре, интерьерах, мебели… Он говорит: «Моя стезя — строить, строить, строить!»

Новый проект бизнесмена — гостиничный комплекс рядом с клубами. Первая очередь комплекса, 3-этажная, будет запущена в ноябре. А в следующем году начнется строительство второго здания — в 6 этажей.

— По стилю они будут привязаны к уже существующим нашим проектам — такие же легкие. Мы сделаем гостиницу и назовем ее «Кошкин дом». Название должно быть абстрактным, ни к чему не обязывающим. Я не приветствую нерусских названий заведений по всему городу, будто мы живем за рубежом. Не понимаю, почему это разрешают. Надо заведения с такими названиями, как «Колорадский папа», обкладывать дополнительным налогом! (Исгейм — человек, который и дал «Папе» имя, сам смеется). А вот «Кошкин дом» — это по-русски. Там будут необычные и богатые номера — от полуовальных до круглых. У каждого — свое название, например, «Аленький цветочек». Мы сделаем шикарную гостиницу, потратим колоссальные деньги, зато подобного в городе не будет. Но мы понимаем, что, если создадим отель для богатых, потеряем деньги. Поэтому сделаем номера в трех ценовых категориях. А вообще, мне говорят, что такой гостиничный комплекс — в 9 этажей и на 78 номеров — не будет востребован. Не знаю, посмотрим. Возможно, в 3-этажном здании сделаем что-то другое, например, магазин детских игрушек.

Артур Исгейм не скрывает: его заслуга — грубая работа по строительству зданий, а тонкая отделка помещений, находки в интерьере — это, в основном, задача его компаньона, помощников и дизайнеров. Он просто любит создавать необычные, нестандартные дома.

— Не хочу строить эти казематы! Я часто спорю с главным архитектором города Аркадием Супоницким. Он критикует меня: ну что это за здания, не годится! Я отвечаю: а автомойка рядом с нами — это годится? Я хочу, чтобы наш «уголок» украшал город, чтобы он был застроен разнообразно, весело и легко. Ведь к нам люди приезжают даже просто сфотографироваться на крыльце «Урфина».

Несмотря на то, что к уже воплощенным в жизнь проектам Исгейм быстро теряет интерес, переключаясь на новые, он всегда точно знает, как функционируют элементы его бизнеса, — каждый месяц с руководителей всех заведений требует полные отчеты о работе. Он с гордостью говорит: в Кировском районе сеть его заведений — один из основных налогоплательщиков, суммарный квартальный налог зашкаливает за 1 млн руб.

Артур Исгейм неугомонен. Но, как ни странно, у него нет необходимых атрибутов мобильного человека, даже сотового телефона — он считает его вредным для здоровья. А автомобилю бизнесмен предпочитает пешие прогулки. И хотя с ним трудно созвониться, его всегда можно встретить — на очередной стройке.

29 августа 1936 года москвичка Анна Артамонова родила дочь, которую назвали Ингой. Так получилось, что со своим мужем Анна рассталась, и двоих детей, Ингу и ее брата Владимира, ей пришлось воспитывать самой; правда, ей помогала мама.

Девочке не исполнилось и пяти лет, когда началась война. Жили впроголодь, и к ней, тонкой как былинка, постоянно цеплялись какие-то болезни. Но однажды, когда она долго кашляла, вызвали врача, и доктор сказал, вздохнув и пряча глаза: «Скорее всего, вам надо готовиться к худшему. У вашей Инги туберкулез. Если бы ей хорошее питание да лечение где-нибудь в санатории, а так…»

Это было похоже на приговор. Мать и бабушка похолодели. Инга посмотрела на готовых расплакаться самых близких ей людей и неожиданно сказала: «Ничего, справимся».

Девочка с мужским характером

В те тяжелые годы было не до усиленного питания. Но, к счастью, обострения болезни были не так часты. И потом, для того чтобы не «мозолить» бабушке глаза, девочка брала коньки и уходила на каток, благо их окна выходили на знаменитый стадион «Динамо», что в Петровском парке. И нарезала, нарезала там один круг за другим, словно пытаясь убежать от тяжелой болезни.

Когда маме удалось устроиться на пароход дальнего плавания, который ходил по Волге, детям стало чуточку посытнее. Каждый раз они вместе с бабушкой ходили ее встречать на Речной вокзал, а после этого и на столе появлялось много-много всего. Были даже астраханские арбузы! А из ягод бабушка варила различные варенья…

На родительские собрания в школу обычно ходила бабушка. Ох, и возмущалась она всегда, когда слышала, что ее внучку за глаза называют дылдой. Евдокия Федотовна и учительницу предупредила: «Ты ее защищай. Не смотри, что она такая высокая, туберкулез у нее. А рослая она потому, что в деда. Он в Гражданскую войну голову сложил, тоже бедовый был. И отец у нее – крупный мужчина, так что есть в кого!»

В академической гребле подавала большие надежды

На дистанции Инга Артамонова всегда была неудержима
На дистанции Инга Артамонова всегда была неудержима
Каток Инга всегда очень любила, каталась в свое удовольствие. А вот тренеры на «Динамо» (на стадионе работали десятки различных спортивных секций) посоветовали Артамоновым отдать дочь в секцию академической гребли. В этом был свой резон – многочасовые тренировки мышц рук помогают развиться грудной клетке, а от этого и легкие в ней свободнее себя чувствуют. Инга тренировалась с большой охотой, не делала себе никакой скидки на болезнь, и свершилось чудо – туберкулез начал постепенно отступать, пока не исчез совсем. Семь лет болезни, и полнейшее выздоровление – вот что значит спорт!

В академической гребле она добилась немалого: уже в 17-летнем возрасте стала мастером спорта СССР, дважды становилась чемпионкой Союза. В те времена это сделать было очень сложно! И все же однажды, несмотря на прекрасные перспективы, она пришла и сказала своему тренеру: «Гребля – это не мое! Я буду заниматься конькобежным спортом». В ответ тренер лишь улыбнулся: «Ты хорошо подумала? У тебя же рост 177 сантиметров! А в коньках нужны короткие мышцы, чтобы успевали быстро сжиматься и разжиматься!» – «Подумаешь, – парировала Артамонова, – я и со своими длинными всем покажу!» Тренер достал «из рукава» последний аргумент: здесь ты дважды чемпионка, а там начнешь все с нуля! Но и этот довод не сработал – Артамонова ушла.

Так получилось, что уже через несколько месяцев ей доверили выступать на чемпионате СССР по конькобежному спорту. Правда, результат она показала аховый – только двадцать первое место! У другой такой провал перечеркнул бы все желание заниматься. Но у Инны, как называла ее бабушка, характер был еще тот, ничуть не менее «стальной», чем у Павла Корчагина. Конечно, свои круги она нарезала практически на глазах у бабушки, той было жалко внучку, но загнать ее домой не было никакой возможности!

И уже на следующем чемпионате СССР, в 1956 году, Артамонова становится чемпионкой! Ей доверяют представлять страну на чемпионате мира в Хельсинки, где от нее перед стартом не требуют никаких успехов. А она вдруг становится чемпионкой мира по многоборью! Заметьте, не просто на какой-то отдельной дистанции, а в многоборье! А через два года повторяет свой успех.

Роковое замужество

Инга Артамонова живо интересовалась проблемами окружающих людей
Инга Артамонова живо интересовалась проблемами окружающих людей
В 1959 году она выходит замуж за конькобежца Геннадия Воронина. Это был самый опрометчивый поступок в ее жизни. Но разве можно предугадать? Предвидеть на несколько лет вперед? Геннадий оказался очень ревнивым супругом, причем ревновал ее не столько к мужчинам (он был уверен в том, что Инга, как порядочная женщина, будет хранить ему верность), сколько к ее спортивным победам и достижениям. И чем больше становилось у нее побед, тем сильнее у него было желание самоутвердиться, унизив ее. Конечно, Инга ото всех скрывала, что у нее в семейной жизни нелады, даже когда Воронин начал ее поколачивать, причем старался оставить синяки там, где они будут практически незаметны…

Но это оставалось в тени. И все-таки нервные стрессы, связанные с неудачным замужеством, сказались: в самый разгар подготовки к очередному чемпионату мира врачи снова находят у нее туберкулез! И чемпионат СССР 1960 года остался без Артамоновой.

Однако списывать ее со счетов было рано! Она работает как одержимая, и в 1961 году снова становится чемпионкой Союза. А в 1962-м на чемпионате мира, который проходил на высокогорном катке «Медео» в Казахстане, она устанавливает сразу несколько мировых рекордов, в том числе и в многоборье. Но как расплата за спортивный успех – острый приступ язвы, когда врачам пришлось бороться за ее жизнь.

Она выкарабкалась и на этот раз, назло всем! Чемпионкой СССР Инга Артамонова (на разных дистанциях и в многоборье) становилась 19 раз! А еще четырехкратной чемпионкой мира в многоборье!

Смерть на взлете

А с мужем отношения так и не наладились. Однажды, после очередной ссоры, Инга ушла в свой родной дом, где ее ждали мама, бабушка и брат. Тогда она решила – терпению настал конец: больше с этим извергом она жить не будет, подает на развод!

Кто-то посоветовал руководству спортивного общества «Динамо» урезонить зарвавшегося изверга. Воронин получил записку с приглашением 4 января 1966 года прибыть к руководству для серьезного разговора. С утра он выпил бутылку дешевого вина без закуски и отправился на стадион в Петровском парке. Но до него так и не дошел, а позвонил в квартиру Артамоновых.

Его, конечно, впустили. И это была фатальная ошибка. Геннадий подошел к Инге, и со словами: «Лапочка моя, лапочка!..» вдруг резко выкинул вперед правую руку. В ней был нож. Лезвие вошло прямо в сердце…

Она вздрогнула, начала заваливаться на бок. К ней подбежали мама и бабушка. Вызвали скорую. Но что могли сделать врачи, если рана оказалась смертельной…

Проводить Ингу в последний путь вышли тысячи москвичей. Над Ваганьковским кладбищем, где состоялись похороны, тихо кружил снег. Плакали все…

Одному из самых успешных людей на планете, миллиардеру Дональду Трампу в этом году исполнилось 60 лет. Он большой любитель красивых женщин и несостоявшийся кандидат в президенты. Ему принадлежат небоскребы в Нью-Йорке, сеть казино, а также конкурсы «Мисс Америка» и «Мисс Вселенная». Сама личность Трампа — яркая иллюстрация к истории «american dream». Главное его правило — не останавливаться на достигнутом. При этом скромностью Трамп не отличается: «Иначе я не достиг бы всего того, что у меня сейчас есть. Не скромничать, идти напролом, ввязываться в бой и давать сдачи — вот некоторые из моих заповедей».
Самое главное в жизни — родиться в «правильной» семье

Будущий миллиардер родился 14 июня 1946 года в семье Фреда и Мэри Трампов. Папа у Дональда был замечательный. Сын бедных шведских эмигрантов, потерявший отца-алкоголика в 11 лет, он сумел сколотить состояние в $20 млн. на строительстве дешевых домов в Нью-Йорке.

Маленькому Дональду дело отца пришлось по душе. «В детстве я мечтал — не поверите — стать строителем! — говорит Трамп. — Я любил посещать с отцом строительные площадки. Родители рассказывали, что, когда мне было 6 лет, я взял у своего старшего брата конструктор и собрал свой первый дом, все детали которого были склеены. Родители пытались разобрать мое творение, но им это не удалось. Моя первая попытка строительства оказалась весьма удачной».

Помимо отца, жесткого и даже жестокого человека, знавшего о строительстве все, на маленького Дональда огромное влияние оказал семейный священник. Преподобный Норман Пил был известнейшим проповедником не столько Библии, сколько «позитивного мышления». Мысль о том, что для достижения цели достаточно думать о ней, как об уже достигнутой, покорила маленького Трампа. «Я был готов слушать отца Пила еще и еще», — вспоминал он позже.

Такая любовь к проповедям начала пугать отца, и он отправил Дональда в Военную академию Нью-Йорка. Там Трамп-младший смог отточить свои зачатки прирожденного лидера, став капитаном бейсбольной команды и старостой курса. Он продолжил обучение в университете Фордэм в Нью-Йорке, а затем с лучшими результатами на курсе окончил университет штата Пенсильвания, где в 1968 году получил степень бакалавра экономики.
Дома имени Трампа

Первое время после университета Трамп пытался устроиться в какую-нибудь нефтяную компанию, но перспектива долгой карьеры его не вдохновила. Он решил вернуться к отцу и заняться вместе с ним застройкой Нью-Йорка. «Есть много способов сделать карьеру, но самый верный из них — родиться в нужной семье», — так объяснял Трамп этот выбор своим знакомым.

«Дипломной работой» Дональда стала покупка для отца обанкротившегося квартала из 1200 квартир в городе Цинциннати (штат Огайо). Изюминкой проекта являлась финансовая поддержка государства в объеме, превышающем расходы на реконструкцию жилья. Комплекс был куплен за $6 млн. и продан через год со 100%-ной прибылью.

Взяв у отца подъемный капитал, в 1974 году Трамп провел свою первую самостоятельную сделку. У обанкротившейся железнодорожной компании Penny Central Railroad он купил построенный в начале XX века и уже очень ветхий отель Commodore, примыкавший к вокзалу «Гранд Централ». Трампу удалось уговорить городские власти предоставить ему отсрочку уплаты налогов на собственность на 40 лет, банки — выдать кредиты на $70 млн. для финансирования постройки на месте Commodore новой гостиницы, a Hyatt Corporation — предоставить свою марку. И скоро на месте дряхлого Commodore появился роскошный отель «Гранд Хайятт».

С самого начала Трампу невероятно везло. Еще за несколько лет до легализации в 1976 году игорного бизнеса в Атлантик-Сити (штат Нью-Джерси) он начал скупать там земельные участки. К 1982 году эта земля стоила уже более $20 млн.

Но действительно крупнейшим нью-йоркским застройщиком его сделало сооружение Trump Tower. В 1979 году он получил в многолетнюю аренду за $45 млн. здание универмага на углу Пятой авеню и 57-й улицы Манхэттена. Дом стоял рядом с бутиком Tiffany. «Нью-Йорк — это минное поле. Ты труп, если не знаешь, куда ступаешь, — объяснял Трамп. — A Tiffany всегда занимает лучшее место в любом городе мира. Я просто не мог пройти мимо такого предложения». На месте универмага он собирался построить величественное здание, в котором будут только первоклассные магазины, офисы и квартиры. Трамп быстро договорился с банками о кредите, но тут возникли неожиданные трудности. Мэр отказался предоставить налоговые льготы на $50 млн., он говорил, что закон рассчитан на стимулирование строительства недорогого жилья, а не элитного комплекса. Весь амбициозный проект оказался под угрозой. Дональд пошел в суд, но судья встал на сторону города. Апелляция также была неудачной. Казалось, Трампу придется смириться. Но неожиданно следующий суд обязал муниципалитет предоставить застройщику налоговые льготы. Потом Трамп назвал эту стратегию «Сражаться, пока не победишь» и всегда ей следовал.

Спустя три года, в 1982 году, состоялось пышное открытие великолепного 68-этажного «Трамп-тауэра», в то время самого высокого и дорогостоящего строения из армированного бетона в Нью-Йорке. В здании поражали шестиэтажный атриум, 25-метровый водопад и вестибюль с отделкой из розового мрамора. Trump Tower стал настоящим Клондайком. Только в 1988 году бизнесмен получил с этого здания $100 млн. (еще $90 млн. получили другие совладельцы) и $30 млн. — за землю под ним.

1980-е годы стали золотым временем Трампа — все его проекты фонтанировали миллионами. Хотя он никогда не отличался скромностью, теперь его поведение граничило с манией величия. На вопрос, как идут дела, Трамп стал отвечать просто: «Дональдом быть хорошо».
Гипноз для банкиров

Число приобретений Трампа постоянно росло. Команда американского футбола «Нью-Джерси Дженералс»; Trump World Tower рядом со зданием ООН в Нью-Йорке; выполнявшая челночные рейсы Нью-Йорк-Бостон авиакомпания «Трамп шаттл» с крупной надписью «Trump» на каждом борту; казино на речном судне в Индиане; приобретенная у разорившегося саудовского бизнесмена Аднана Кашогги океанская яхта Trump Princess длиной 86 метров — это были только самые заметные из покупок. Многие из них приносили одни убытки. Купленная в 1983 году команда «Нью-Джерси Дженералс» исчезла через три года вместе с Футбольной лигой США, которая не выдержала конкуренции с более сильной Национальной футбольной лигой. Его любимая авиакомпания протянула всего три года и разорилась в 1991 году, принеся ему убытки примерно в $200 млн.

В 1987 году Трамп купил три казино в Атлантик-Сити: Taj Mahal, Plaza и Castle. Недостроенный «Тадж-Махал» был крупнейшим казино в США и в три раза превосходил своего тезку в Индии. Его предыдущий владелец разорился, вложив $500 млн. в этого монстра с 211 игорными столами и 4152 игральными автоматами. На окончание «стройки века» требовался еще примерно $1 млрд. Чтобы их достать, Трамп решается на рискованный шаг и начинает выпускать облигации, обеспеченные только его именем.

Банкиры вели себя, как загипнотизированные. Как рассказывал работавший с Трампом юрист: «Дональд мог зайти в любой банк и сказать: «Мне нужно $25 млн.» — и никто не думал спрашивать у него финансовый отчет. Они говорили: «Дональд Трамп, $25 млн. Готово!» Но в середине 1990 года все рухнуло. Компания Дональда Трампа оказалась не в состоянии обслуживать свой долг размером $9,8 млрд., из которых $900 млн. был должен лично Дональд.

Как раз в то время Трамп со своей тогдашней любовницей Марлой Мэйплс вышел развеяться на Пятую авеню. Там он заметил слепого попрошайку с собакой-поводырем и сказал Марле: «Этот нищий стоит на $900 млн. больше, чем я». Однако он остался верен своему правилу бороться до конца. И в конце концов банки сдались. Крупнейшие заемщики Трампа согласились не подавать иски в суд и реструктурировать долги.

Взамен банки потребовали начать распродажу активов и ограничили личные доходы Трампа $450 тыс. в месяц — остальное уходило на выплату долга. Но самым неприятным для Трампа оказалось нанять финансового директора. До этого Дональд предпочитал управлять своим конгломератом лично и жестко. Он не только сам вел (и сильно запутал) финансовые дела, но и ежедневно посещал свои стройки и казино. Там он залезал в самые дальние уголки, и работники регулярно вздрагивали от его раскатистого: «Ты уволен!» Впрочем, вынужденное сначала сотрудничество со Стивеном Болленбахом оказалось очень плодотворным. Болленбах реструктурировал задолженность компаний Трампа и сократил долги под его личной гарантией с $900 млн. до $100 млн. Особый восторг Трампа вызвало изящное решение Стивом проблемы с платежами по заложенной яхте. Теперь Bank of Boston ежеквартально получал $800 тыс., которые раньше шли на оплату страховки яхты. Более того, если бы незастрахованная теперь яхта затонула, для Трампа это бы ничего не меняло, в то время как банк потерял бы обеспечение по кредиту.
Цена имени

В 1993 году доходы от недвижимости и казино вновь позволили Трампу заняться инвестициями. Как ни странно, он сумел сохранить в собственности большинство своих нью-йоркских зданий и три казино в Атлантик-Сити. Начался новый взлет Трампа, пусть и менее яркий. Самоуверенный Дональд стал пользоваться услугами консультантов и завел у себя ставку финансового директора. Теперь Трамп предпочитает работать с крупными инвесторами, предлагая взамен свое раскрученное имя и знание всех опасностей на большом минном поле Нью-Йорка. В результате до последнего времени активы Трампа насчитывали около $2,5 млрд., включая $500 млн. наличными. Это стало самым значительным восстановлением личного финансового положения в истории США.

Но в ноябре 2004 года его казино опять попали под процедуру банкротства. И на этот раз, похоже, уйдут с молотка. Теперь торговля своим именем становится единственным по-настоящему большим бизнесом Трампа. И большая часть его усилий направлена на поддержку собственной узнаваемости. Например, в 2000 году он всерьез говорил о выдвижении своей кандидатуры на выборах президента США от Партии реформ. В ответ на это New York Post напечатала рисунок, на котором карикатурный Дональд Трамп жизнерадостно заявлял: «Если меня выберут президентом, я обещаю стране, что у нее каждый год будет новая первая леди, и ею всегда будет мисс Америка!» Теперь он выпускает свои духи Donald Trump с «ароматом роскоши» и коллекцию мужской одежды Trump Signature для начинающих бизнесменов. А прошедшим летом заявил, что отправил бы в отставку президента США Джорджа Буша за войну в Ираке.

Эти усилия определенно раздувают его и без того большую известность. В 2004 году по числу упоминаний на американском телевидении Трамп замыкал первую тройку и обошел даже Майкла Джексона с его судебными разбирательствами за совращение малолетних.

Но все же в 60 лет любимым хобби и бизнесом Трампа все еще остаются красивые женщины. И как владелец конкурсов «Мисс Америка» и «Мисс Вселенная», он поставил это свое увлечение на надежную основу.
Самое важное в браке — контракт

Первой женой Трампа стала чешская горнолыжница Ивана Зельничек. С Трампом они прожили вместе 12 лет и развелись в 1990 году, когда муж стоял перед угрозой банкротства. В ходе бракоразводного процесса Ивана смогла отсудить у Трампа $17 млн., огромный дом и $650 тыс. ежемесячно на содержание троих детей.

Следующей супругой Трампа стала манекенщица Марла Мэйплс. Наученный горьким опытом, Трамп настоял на подробном брачном контракте. Когда в апреле 1998 года истек срок четырехлетнего договора, Дональд начал бракоразводный процесс. Благодаря подробному контракту, Марла получила от бывшего мужа только $2,5 млн.

Третьей избранницей Дональда Трампа стала модель Мелани Кнаусс. Не заплатив ни цента, Дональд Трамп подарил своей невесте кольцо стоимостью $1,5 млн. Платиновое кольцо, украшенное 15 бриллиантами общим весом 13 карат, он получил в качестве аванса за услуги, которые Трамп собирался оказать ювелирной фирме Graff.
СПРАВКА

Пристрастия Дональда Трампа.

Любимый автомобиль — «Мерседес».

Рубашки — фирмы «Бриони».

Украшения — «Графф», «Тиффани», «Фред Лейтон».

Книги — свои собственные.

Музыка — Френк Синатра, Элтон Джон.

Бродвейское шоу — «Эвита» Эндрю Ллойд Веббера.

Мороженое — вишневое с ванилью.
КСТАТИ

Как стать миллионером (по Трампу).

1. Всегда одевайтесь в соответствии со своим культурным уровнем.
2. Вредите своей репутации.
3. Станьте своим собственным финансовым консультантом.
4. Давайте сдачи.
5. Не пренебрегайте парикмахерским искусством.
6. Старайтесь избегать рукопожатий.
7. Подчиняйтесь своим инстинктам.
8. Сохраняйте оптимизм, но будьте готовы к неудачам.
9. Обращайте внимание на детали.
10. Заключайте брачные контракты.

Известная телеведущая своего собственного шоу “Судья Джуди” родилась в 1949 году в Бруклине. После окончания университета Вашингтона и Нью-Йоркской академии права с отличием Джуди работала юристом в косметической фирме, а позже 25 лет была судьей в Манхэттене. Джуди работала в основном в области подростковой преступности в качестве государственного обвинителя. За всю свою карьеру Джуди выиграла более двадцати тысяч дел.

В штате Нью-Йорк на ферме в Ричфорде 8 июля 1839 года родился Джон Дэвисон Рокфеллер.

Это был набожный, умный, целеустремлённый и трудолюбивый человек. Семейство Рокфеллеров в 1839 году перебралось в Кливленд. Через два года Джон устроился клерком в фирму «Хьют Таттл». Эта фирма занималась морскими перевозками и недвижимостью.

У Рокфеллера были замечательные способности к математике. Благодаря им он дослужился до бухгалтера. Это была его единственная работа по найму. Уже в 18 лет он становится одним из младших партнёров торгового дома «Кларк и Рочестер». Торговый дом Мориса Кларка занимался торговлей зерном, сеном, мясом. Когда Рокфеллеру было 24 года, он с партнёрами в 1863 году построил свой первый перерабатывающий завод. Это было недалеко от Кливленда. Женой Рокфеллера стала Лоре Спелман. С ней он был знаком со студенческих лет. Лора была набожной, как и муж. Эта учительница обладала практическим складом ума.

Вместе с Генри Флаглером, который был его другом и партнёром по бизнесу, Рокфеллер собрал разрозненные нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие предприятия в единый мощный трест «Стандард ойл». Конкуренты ему противостоять не могли. У них был выбор: разориться или объединиться с Рокфеллером. Компания «Стандард ойл» контролировала 95 % всей нефтедобывающей промышленности Америки. До 1911 года Рокфеллеру с партнёрами удавалось обходить антитрестовый Закон Шермана, который был принят в 1890 году. Он был направлен на борьбу с монополиями. Но всё же «Стандард ойл» разделили на 34 компании.

Имя Рокфеллера стало именем нарицательным и символизировало богатство. У него были дома в нескольких штатах Америки, а также несколько вилл, земельные участки, в Нью-Джерси личная площадка для игры в гольф. Больше всего он любил свою виллу недалеко от Нью-Йорка. Она называлась «Покантико хилз». Рокфеллер был щедрым бизнесменом-христианином и очень этим гордился – 10 % от своего дохода он отдавал церкви.

С 1897 года Джон Рокфеллер все больше занимается благотворительностью, а управление компанией передаёт наиболее талантливым партнёрам. При его содействии в 1892 году был основан Чикагский университет, в 1901 году – Медицинский институт Рокфеллера, позднее переименованный в университет его имени. Через год им образован Всеобщий образовательный совет. В 1913 – фонд Рокфеллера. Умер Джон Рокфеллер 23 мая 1937 года в возрасте 98 лет. К моменту своей кончины он был известен больше как филантроп, чем как бизнесмен.

К концу своей жизни он раздал до полумиллиарда долларов. Но, несмотря на это, его единственный сын Джон Рокфеллер-младший унаследовал 460 миллионов. Его сын также известен своей благотворительностью. Именно благодаря его помощи штаб-квартира ООН была построена именно в Нью-Йорке, а не в другом городе мира. На это строительство он пожертвовал 9 миллионов долларов. Ещё он финансировал строительство в Нью-Йорке Центра Рокфеллера для индустрии связи.

В конце 1940-х годов в СССР начали бороться с низкопоклонством перед Западом, доказывать, что все на свете первыми изобрели русские. Тут же пошел гулять анекдот, суть которого сводилась к тому, что рентгеновские лучи открыл еще Иван Грозный. Ведь писал же он Андрею Курбскому: «Я тебя, сукиного сына, насквозь вижу!»

Анекдоту этому потому и смеялись, что все знали: открыл всепроникающие лучи не Иван Васильевич Грозный, а Вильгельм Конрад Рёнтген (Wilhelm Conrad Ro»ntgen) (1845-1923). Факт этот был утвержден в общественном мнении и тем, что за свое открытие немецкий ученый получил в 1901 году Нобелевскую премию. Самую первую Нобелевскую премию по физике.

Про Рентгена знали все, даже малыши. О его открытии мы узнавали еще в детском саду, когда всех нас дружно вели на флюорографию. Сперва немного страшно: стоишь в темной комнате без рубашонки, дрожишь. Вдруг что-то гудит, а после доктор велит одеваться. Никаких уколов, совсем не больно! Как тут не полюбить этот самый рентген! И дядечку, который его придумал, тоже.

Родился В. К. Рентген в Вестфалии. Здесь Рейн незаметно пересекает границу, утекая из немецких земель в голландские, к Северному морю. Здесь причудливо смешались голландский и немецкий языки, и у многих вестфальских немцев фамилии заканчивались по-голландски, на «ен». Например, «Бетховен». Кто есть кто, в этих краях не особенно разбирались. Матушка Вильгельма была родом из Амстердама. А когда мальчику исполнилось три года, семья без проблем переехала в соседний, но уже голландский, городок Апельдорн. Здесь Вильгельм учился в начальной школе, принадлежавшей – поклонники творчества Б. Акунина, внимание! – Мартинусу ван Дорну.

В двадцать лет В. К. Рентген уехал в Швейцарию и поступил в Цюрихский политехнический институт. Это очень известное учебное заведение закончила целая плеяда знаменитых ученых, будущих нобелевских лауреатов. Например, здесь учился Альберт Эйнштейн. Получив в Цюрихе диплом инженера-механика, В. К. Рентген понял, что его привлекает не инженерная деятельность, а «чистая» физика. Он становится ассистентом своего учителя, профессора Кундта, и вслед за ним переезжает в 1873 году в университет Страсбурга.

Биографии ученых гораздо скучней биографий военных или путешественников. Биография В. К. Рентгена после того, как он стал физиком, умещается в один абзац. С 1874 по 1900 годы он – профессор физики в различных университетах Германии: в Страсбурге, в Гиссене, в Вюрцбурге. Изучал свойства кристаллов и разреженных газов. Прославившее его открытие совершил уже в пятидесятилетнем возрасте, будучи профессором Вюрцбургского университета. Наконец, с 1900 года и до конца своей жизни В. К. Рентген – профессор физики Мюнхенского университета. В 1914 году он хотел эмигрировать в США, поскольку получил приглашение стать профессором Колумбийского университета в Нью-Йорке. Были даже куплены билеты на пароход, но разразилась Первая мировая война, и планы профессора Рентгена изменились.

Ни великих тебе битв, ни морских приключений, никаких Эльдорадо на горизонте! Всю жизнь изучать какие-то кристаллы, какие-то там разреженные газы! Скукотища! Разве так раскрываются тайны природы?

Придется сказать скептикам и нытикам: да, именно так! Более того, великие открытия, как правило, делаются случайно. Не зарываясь в глубь времен, приведу пример из собственной жизни.

Лет тридцать пять назад один мой товарищ еще студентом проходил преддипломную практику в солидной металловедческой конторе. Студент – дармовая рабочая сила. На моего друга «навесили» весьма нужную работу, которая щедро финансировалась военным ведомством. Работа эта была относительно простой. На уже готовой установке следовало произвести несколько тысяч измерений для образцов различных сплавов, свести измерения в таблицы, построить кривые. Лаборатории – отчет, другу – дипломная работа. Одним выстрелом убивались по крайней мере два зайца.

Если бы друг мой был аккуратной девочкой, скорее всего, эти два зайца были бы убиты и освежеваны в срок. Но мой товарищ был ого-го каким мальчиком, а следовательно, безалаберным разгильдяем. К тому же, и экспериментатор он оказался весьма посредственный, поскольку душа его лежала больше к физике теоретической. Он считал себя наследником Ландау – не иначе! – и парил где-то там, в заоблачных теоретических эмпиреях. Так что таблицы и графики помогал ему делать я. Надо сказать, что при отсутствии компьютеров это было дичайшей работой даже для аккуратной девочки, которой я тоже не являлся.

А вот заведовала лабораторией как раз женщина. Симпатичная, но въедливая. Увидев, каким «Эйнштейном» ей приходится руководить, она собственноручно произвела десяток контрольных измерений и в пятидесяти процентах случаев обнаружила явное несовпадение с тем, что намерил мой друг. Это был скандал, и защита диплома для «великого теоретика» стала проблематичной. Хотя он и клялся-божился, что результатов измерений не подделывал, веры ему уже не было.

Обычно добрые волшебники обитают в сказках, а в жизни все неприятности приходится расхлебывать самому. Но в данном случае без доброго волшебника не обошлось. Один из сотрудников лаборатории поверил слезам и соплям моего приятеля и произвел свое расследование происшедших событий. Выяснилось, что мой друг неоднократно убегал из лаборатории, не выключив измерительный стенд и даже не сняв с него образцы, так что те довольно долго подвергались воздействию высокого напряжения. Под воздействием электрического поля в некоторых образцах происходил фазовый переход. Научное открытие! Ни больше, ни меньше. Мой друг помирился с заведующей лабораторией, благополучно защитил диплом, а вскоре и кандидатскую диссертацию. Стал известным в своей области ученым. То, как велико значение случайности в научной работе, он никогда не оспаривает.

Судьбоносная случайность произошла и с профессором физики Вюрцбургского университета В.К. Рентгеном. В 1895 году он изучал прохождение электрического тока в разреженном газе. 8 ноября, уже собираясь уходить домой, господин профессор закрыл трубку чехлом из черной бумаги, не обесточив установку, хотя всегда поступал наоборот. Рентген случайно нарушил правило, им же самим установленное. И тут он заметил: хотя трубка уже была зачехлена, находящийся неподалеку флуоресцентный экран светится, как прежде. Свечение прекратилось, только когда Рентген отключил высокое напряжение, подававшееся на трубку. Ученый сообразил, что включенная трубка излучает какие-то неизвестные, невидимые глазу лучи (он назвал их «х-лучами»), и устроил на эти лучи форменную «облаву».

До Рождества 1895 года он почти не выходил из лаборатории. Спал и ел, не отходя от приборов. Исследовал все свойства нового излучения и обнаружил, среди прочего, что для х-лучей многие материалы оказались прозрачными (или почти прозрачными). Статью о новом виде лучей Рентген опубликовал 28 декабря 1895 года, и уже в начале следующего года о нем узнала широкая публика. И не только научная.

В русском языке «рентгеном» называют еще и флюорографию, исследование состояния внутренних органов при помощи рентгеновского излучения. То, что «x-лучи» легко пронизывали ткани тела, но задерживались костями, В. К. Рентген обнаружил в своих первых опытах. И сразу же понял важность этого для медицинской диагностики. Недаром первую статью о свойствах x-лучей Рентген послал в Физико-медицинское общество Вюрцбургского университета.

Первый рентгеновский снимок был сделан с руки жены ученого, Анны Берты. А меньше чем через месяц после публикации, уже в январе 1896 года, специалисты из Дартмутского колледжа (в штате Нью-Гемпшир, США) сделали рентгеновский снимок перелома руки. Раньше поиск места перелома производили на ощупь, что доставляло пациенту немалую боль. Пули и осколки, ранившие солдат на поле боя, тоже искали вслепую, специальным зондом. Представьте себя на месте раненного, которому в рану суют такой щуп! Так что очень скоро рентгеновскую съемку стали применять и в военных госпиталях, и в обычных больницах. И о существовании «рентгеновских лучей» узнали все.

Введению этого термина в русский язык во многом способствовал ученик В.К. Рентгена, Абрам Федорович Йоффе. Собственно говоря, правильнее было бы называть эти лучи «рёнтгеновскими». Но почему-то не любит русский язык букву «ё» и всегда норовит исправить ее на «е».

Сам же Рентген всегда называл открытое им излучение только «x-лучами». Он вообще был очень скромным человеком. И болезненно честным. Поэтому слухи, распускаемые некоторыми физиками о том, что Рентген сделал свое открытие, воспользовавшись чужими результатами, буквально ранили его.

На церемонию вручения ему Нобелевской премии, Рентген не приехал, сославшись на занятость. Правда, тогда Нобелевская премия еще не имела такого высокого статуса, как сейчас. И господин профессор Мюнхенского университета вполне мог проигнорировать торжественную церемонию, устроенную в его честь в далеком Стокгольме.