Архив рубрики «Богатые люди»

Одна из самых влиятельных в современном мире моды – fashion-индустрия Гуччи. Но ни один биограф не сможет рассказать вам подробно его настоящую историю. Эта история полна трагических и необъяснимых обстоятельств. Хотя, разумеется, это никак не отражается на популярности моделей марки Gucci. Они по-прежнему любимы во всем мире.

Рождения легенды ничто не предвещало. Во Флоренции жил человек, которого звали Гуччио Гуччи…

Юношей он уехал в Англию и до 1921 года работал швейцаром, лифтером и носильщиком в отеле «Савой». В любой ситуации Гуччио умел находить преимущества. В качестве швейцара у него была возможность любоваться шикарно одетыми людьми из элиты, наблюдать и отмечать то, что больше всего ценят успешные люди в предметах, которыми пользуются. Когда Гуччи потерял работу, то решил в корне изменить свою жизнь.

…Вернулся в Италию он 40-летним с 30 000 лир в кармане. В то время для Италии это были большие деньги.

Гуччи открывает собственную мастерскую по изготовлению чемоданов. В 1923 году выпускает для «золотой» флорентийской молодёжи украшения из кожи. У него ещё нет своего логотипа. Гуччи при создании всех этих аксессуаров волнует главным образом не столько то, какими они получатся и какова будет цена, сколько то, каким будет его логотип. И вот, в творческих муках логотип «родился». Это были две переплетённые буквы G. И получилось, что это не просто удачная находка, а настоящий талисман. Заказы посыпались на Гуччи как из рога изобилия.

По прошествии нескольких лет он открывает множество бутиков кожаных изделий, на которых красуется его фирменный знак. И этот логотип постепенно превратился в легенду…

Расцвет Дома Гуччи пришелся на правление Муссолини. К этому времени семья стала компанией. В 1953 году Гуччи открыл свой первый магазин на Манхеттене. Но на пике славы неожиданно умер. У него остались сыновья – Альдо, Васко, Уго и Родольфо. Поначалу всё шло хорошо. Чтобы увековечить имя отца, а заодно и свои имена, они открыли дом моды Gucci. Но покорения одной только Италии им было мало. Братья решили завоевать весь мир. Постепенно марка с логотипом двух «G» стала символом респектабельности и роскоши. Модный дом начал производить, помимо аксессуаров, одежду, обувь, а позже и парфюм. Слава династии Гуччи росла очень быстро. Завистники и конкуренты Гуччи говорили, что «пиарит» их сама чета Кеннеди. Джон щеголял в мокасинах, выпущенных этой фирмой, а у Жаклин была знаменитая именная сумочка с бамбуковыми ручками. Эта сумочка принесла её создателям мировую известность…

Но успех компании стал её закатом. Братьям Гуччи деньги и слава вскружили голову. В семействе произошел раскол. Наследники Гуччио Гуччи передали свое «детище» компании «Investcorp». К 1990 году марка перестала быть собственностью семьи. Творческий директор компании «Investcorp», умный человек, понимал, что стиль Gucci уже немного поднадоел, и решил его «омолодить». Он назначил главным дизайнером неизвестного, но талантливого Тома Форда. Том «перепробовал» множество профессий и понял, что его предназначение – творить моду.

Форд быстро «взбирается» вверх по карьерной лестнице. В 1996 году получает звание «Модельер года». Тому Форду удается сочетать простоту и роскошь с некоторым эротизмом. В доме Gucci создали популярный стиль «унисекс». Кроме этого, Том Форд специально разработал модель костюма для людей, которые находятся всё время в разъездах.

Василий Пономарев, основатель спортивного клуба «Богатырь», серьезно «болел» культуризмом и хотел развивать этот вид спорта. Время показало, что ему удалось и то, и другое
27.04.2009 версия для печати

В конце 80-х спортивный клуб «Богатырь» стал первой в Красноярске официально зарегистрированной частной спортивной организацией. Ее основатель Василий Пономарев говорит, что тогда его целью было не просто заработать. Он серьезно «болел» культуризмом и хотел развивать этот вид спорта. Время показало, что ему удалось и то, и другое.

«Деловой квартал» — Красноярск. Журнал для бизнеса и карьеры.Такие качества, как целеустремленность и вера в то, что он все делает правильно, ведут Василия Пономарева по жизни с самого детства. В 10 лет ему в руки попала книжка «Гантельная гимнастика», и он загорелся идеей культуризма. Однако он жил тогда в деревне и понятия не имел о тренажерных залах, даже элементарные силовые снаряды были ему недоступны. Но у Василия Пономарева уже тогда был твердый характер. «Штангу и гантели взять было негде, поэтому я сделал их сам из колес от сломанной лесопилки. Они и стали моими первыми спортивными снарядами», — вспоминает г-н Пономарев.
На голом энтузиазме

Бизнес по-БогатырскиВ 1963 г., после окончания восьмилетки, Василий Пономарев приехал в Красноярск и поступил в профтехучилище № 22. Здесь он увлекся вольной борьбой, записался в секцию и всего через год занятий стал чемпионом города, а потом и чемпионом края среди юношей. Имея очевидный спортивный талант, г-н Пономарев однако не мечтал стать профессиональным спортсменом. «Главным для меня была сначала учеба, а потом работа. Так уж меня воспитали, что человек в первую очередь должен владеть каким-то ремеслом, а спорт — это так, развлечение», — говорит Василий Пономарев.
Закончив училище, он некоторое время работал электромонтажником на одном из красноярских предприятий, а потом переехал в Омск — хотел быть поближе к своей невесте, с которой познакомился, учась в училище. Именно там Василий Пономарев всерьез увлекся атлетизмом. «В Омске он был более развит, чем в Красноярске. Там я встретил людей, которые меня многому научили», — вспоминает г-н Пономарев.

После службы в армии он вернулся в Красноярск и начал не только сам активно заниматься атлетизмом, но и пытаться вывести его из «подполья». «В советском обществе культуризм считался буржуазным явлением, не имеющим отношения к спорту. Поэтому занятия им не приветствовались», — поясняет Василий Пономарев. Он говорит, что даже тренажерных залов тогда практически не было и все оборудование атлетам приходилось делать самим.
В течение 10 лет он и его единомышленники как могли пропагандировали атлетизм, доказывали его «полезность» спортивным чиновникам, привлекали публику и спортсменов. «Лед тронулся» только в середине 80-х, когда при краевой федерации тяжелой атлетики была создана комиссия по развитию атлетической гимнастики. Возглавить ее предложили Василию Пономареву. «Я рьяно взялся за дело, и за тот год мы провели сначала показательные выступления наших спортсменов, а следом — первый чемпионат Сибири по атлетизму», — вспоминает г-н Пономарев.
Однако организация первых же соревнований показала, что на голом энтузиазме далеко не уедешь. Культуризм хотя и перестал быть запретным видом спорта, но и развивать его никто не спешил. Финансово и организационно никто не помогал. Поэтому в 1986 г. Василий Пономарев создал кооператив «Богатырь», главной задачей которого стала организация тренажерных залов для занятий атлетизмом.
Первые деньги заработал на американцах

Первый профессиональный зал Василий Пономарев оборудовал в школе борьбы Дмитрия Миндиашвили. «Он сам пригласил меня на должность директора спорткомплекса. Мы обустроили в его школе один из лучших по тем временам тренажерных залов в России. Это подтверждали многие спортсмены, которые приезжали в Красноярск со всей страны», — утверждает г-н Пономарев. Однако этого зала было недостаточно. Необходимо было помещение, которое стало бы одновременно и тренировочной базой, и клубом для культуристов. В поиске такого помещения Василий Пономарев опять сменил место работы: устроился бригадиром в строительную организацию «Главснаба».
«Руководство «Главснаба» выделило нам помещение на проспекте Мира, в котором до сих пор и находится «Богатырь». В 1987 году на его базе мы создали краевую «Федерацию атлетизма», под опекой которой начали развиваться бодибилдинг и пауэрлифтинг. Меня избрали ее президентом. Интересно, что «Федерация атлетизма России» была создана только спустя год после нашей. И когда встал вопрос о месте проведения официального чемпионата СССР по атлетизму, мы предложили провести его у нас. Вся организационная работа легла на мои плечи. Причем, ничего не заработав на организации этого мероприятия, я, напротив, вложил в него немало собственных средств, не считая спонсорских. Зато турнир удался на славу — мы провели его во Дворце спорта при огромном скоплении зрителей. После этого турнира о нашей краевой федерации прокатилась слава по всей России. К нам стали постоянно обращаться, за один год мы провели 33 соревнования», — говорит Василий Пономарев.

Примерно в это же время, в конце 80-х, Василий Пономарев организовал спортивное мероприятие, которое можно назвать его первым бизнес-проектом: привез в край с показательными выступлениями американских атлетов.
«В один из визитов по приглашению «Федерации атлетизма России» на международную встречу я предложил руководству американской делегации приехать к нам в Сибирь. Они согласились, и я, довольный, вернулся в Красноярск готовиться к встрече. Думал, что приедут от силы человек 15, а когда узнал, что их будет 53, схватился за голову. Вы представляете, что значило в 89-м году привезти сюда полста американцев!? Кроме того, это были сумасшедшие по тем временам расходы», — вспоминает Василий Пономарев.

Для встречи заморских гостей были арендованы абаканский театр и стадион «Саяны». Все необходимое оборудование пришлось везти из Красноярска. «Расходы составили в общей сложности 16 тысяч рублей. Большие деньги по тем временам. Я не смог сам найти такую сумму и занял ее у своего друга — красноярского предпринимателя Александра Арсентьева. Причем я честно предупредил его, что могу деньги и не вернуть. На свой страх и риск поставил цену на входной билет — 3 рубля. Мне повезло: набежал полный стадион зрителей — 7 тысяч — и удалось не только отбить все деньги, но и заработать», — рассказывает Василий Пономарев. По его словам, мероприятие получило широкую огласку за океаном: сразу в нескольких американских журналах о нем вышли статьи.

Досье
Василий Пономарев
Родился: д. Красный Дар, Курагинский р-н Красноярского края, 15 января 1947 г.
Образование: 1963–1965 гг. — ГПТУ № 22;
1985 г. — Ивановский энергетический техникум.
Карьера: 1965–1975 гг. — «Сибэлектромонтаж»;
1975–1985 гг. — гараж Красноярского крайкома партии;
1985–1986 гг. — директор спорткомплекса ШВСМ по борьбе им. Д. Г. Миндиашвили;
С 1986 г. директор спортивного клуба «Богатырь».
Cемья: женат, имеет сына и дочь.
Хобби: отдых на природе.
Сам себе создал бизнес

Несмотря на успешный старт, организацию спортивных мероприятий тогда трудно было поставить на поток и превратить в бизнес. Сам «Богатырь» также не приносил еще дохода своему основателю. «В принципе, клуб зарабатывал неплохие деньги, но почти все они шли на организацию турниров, аренду помещений, командировки наших спортсменов и так далее. Тогда деньги для нас были не целью, а средством достижения цели. Мы стремились к тому, чтобы развить наш спорт, сделать его популярным, привлечь к нему зрителей и спортсменов. То есть, можно сказать, мы не пришли в спортивный бизнес, а создавали его сами для себя», — говорит директор «Богатыря».

Еще один проект, которым долгое время «горел» Василий Пономарев — театр силы «Енисейские богатырские забавы»: «Воспитанники нашей федерации выступали с силовыми трюками. Представляете, выходил, например, на сцену культурист и руками сгибал железный лом. Шоу имело громкий успех, мы были с ним в США, Канаде, Монголии, на Дальнем Востоке. Помню, на гастролях возникали забавные случаи при проходе таможенного контроля. Дело в том, что все оборудование и снаряды театр силы возил с собой, а это ни много ни мало несколько центнеров «железа». Естественно, у таможенников возникало подозрение, что мы незаконно перевозим за границу металл», — вспоминает Василий Пономарев.
Держит цену

Василий Пономарев может с уверенностью сказать: то, что когда-то было для него увлечением, сегодня стало бизнесом. Более того, он «протоптал» дорожку и для других: после «Богатыря» в Красноярском крае открылось более сотни частных спортивных организаций и клубов, и продолжают открываться до сих пор.
«Богатырь» сегодня — семейный бизнес: со мной работают сын и дочь, которым я постепенно передаю дела. Сейчас в копилке «Богатыря» кроме тренажерного зала фитнес-студия, магазин спортивных товаров и питания. Мы начали выпускать обучающие видеофильмы для тренеров и спортсменов, где обобщен весь опыт бодибилдинга, накопленный в «Богатыре». Еще одно направление деятельности клуба, которое сейчас ведет мой сын, — поставка тренажеров и спортивного оборудования для фитнес-центров и спортзалов«, — рассказал Василий Пономарев.

Василий Пономарев не без гордости говорит, что сегодня «Богатырь» остается одним из самых доступных спортивных клубов в Красноярске. Такова принципиальная позиция его основателя. По его словам, даже текущий кризис не заставил «Богатырь» поднять цены: «Я не вижу причин для этого. Количество посещений у нас не снизилось, разве что уменьшилось число индивидуальных занятий с тренерами клуба. Наши посетители с началом кризиса не стали уделять меньше внимания занятиям спортом. И это меня радует».

Деньги и женщины. Никто не станет отрицать, что эти два понятия чрезвычайно близки. Но одно дело тратить, другое – зарабатывать. Умеют ли женщины зарабатывать? Умеют. Все больше представительниц прекрасного, но отнюдь не слабого пола сверяют свою жизнь почти по мужским часам.

Даже в традиционно не склонной к такого вида экспериментам Индии на протяжении всего 2001 г. пост президента Бомбейского фондового рынка смогла занять женщина –Дина Мехта. Ко всему прочему, как с удивлением констатировало телевидение, уже в начале тысячелетия первые бизнес-леди стали появляться на торговых биржах исламского Кувейта. Что же тогда говорить о Европе или Америке. По исследованиям специалистов, которые были проведены в минувшем году в Британии среди женщин 25-35 лет, две трети из них сообщили, что при выборе между детьми и карьерой карьере они отдадут беспрекословное предпочтение. Поэтому, без комментариев.

Таким образом, «дамы» не получают деньги в наследство, не достают их из мужских карманов, они их просто зарабатывают. Самая известная в Европе персона – 35-летняя супербосс, управляющий департамента по вложениям одного из самых значительных фондов лондонского Сити Кэтрин Гарретт-Кокс. Екатерина Великая, именно так называют эту даму журналисты по финансовым новостям, ее заработная плата равна миллиону фунтов стерлингов за год плюс премиальные. Ее таланты как бизнес-леди – женщины, ко всему прочему, замужней и матери маленького ребенка – настолько огромны, что каждое утро она получает тысячи электронных писем на свой компьютер от биржевых дельцов всего мира, желающих принять ее совет.

И в такой карьере, от которой кружится голова, Гарретт-Кокс не исключение. В 2001 г. новым исполнительным директором фондового рынка Сити в первый раз за все его 230 лет существования была назначена 41-летняя Клара Ферз, ее заработная плата составила 1,5 млн фунтов в год. Сити – мир финансистов, которые гордо несут на своих плечах груз устоявшихся традиций и истории бизнеса. И даже там небольшую революцию феминисток восприняли тихо: госпожа Ферз была лишь одним претендентом на такой высокий пост. Сама же она сразу высказала журналистам, что в ее новой должности она не видит ничего необычного, не смотря на то, что даже относительно мужских стандартов она получила одну из самых жестких работ в Сити.

Ссылаясь на лондонские газеты, можно сделать выводы, что г-жа Ферз не похожа на сложившийся стереотип английского банкира и стандартный тип бизнес-амазонки, часто расположенной по отношению к обычным женским ценностям – дому и семье – если не враждебно, то, скорее, пренебрежительно. У Клары есть трое малолетних детей. Работой вечером или по ночам она совсем не увлечена: твердый график и собранность дают ей возможность почти постоянно укладываться в рамки рабочего времени. В свое время журналисты очень умилялись одной из ее привычек: ровно в полдень, даже если в это мгновение рушится весь финансовый мир, г-жа Ферз прекращает работу и направляется в спортзал. Она отдает предпочтение здоровому образу жизни и не признает каких-либо лекарственных средств.

Лондонский фондовый рынок – один из трех самых крупных во всем мире. Но в текущее десятилетие он подвержен больше падениям, чем взлетам. Боссы покидали его если не с дебошем, то с полным разгромом. Однако железная леди (которую здесь уже по-свойски стали за глаза величать Ларой) смогла сделать многое из того, что не удосужились сделать другие руководители. Один из дельцов по-философски отметил по этому поводу: «Если мужчины смогли сотворить такой беспорядок, отчего женщины не смогут сделать обратное».

К бизнес-даме такого размера относится и Кэрол Гэлли, именуемая «ледяной барышней». Кэрол – директор по сегодняшней деятельности в британской инвестиционной компании Merrill Lynch Investment Managers (MLIM). Она руководит активами на общую сумму $557 млрд. Свою карьеру в компании Кэрол начала 30 лет назад с места… библиотекаря. На протяжении этих лет она приобрела себе славу специалиста, который знает об английских компаниях абсолютно все. На данный момент, по ее же словам, управление ценными пакетами для нее – «скорее, искусство, чем наука».

Лилиан Бетанкур – наследница Эжена Шулера, основателя компании «Л’Ореаль». Она родилась в 1922 году, вырастил ее отец, так как мать умерла, когда ей было 5 лет.

В 1950 году Лилиан вышла замуж за Андре Бетанкура. Лилиан оставила наследницу – дочь Франсуазу.

Лилиан открыла свой фонд помощи молодым художникам, артистам, философам. Также она учредила приз в области хорового пения. Не так давно Лилиан Бетанкур была удостоена Ордена Почетного Легиона.Лилиан Бетанкур – очень интересная личность. Она всегда поправляет людей, которые называют ее богатой, предпочитая выражение «состоятельная». Она никогда не вычитывает и не ищет рейтингов самых богатых, скорее всего по причины уверенности в том, что она все равно окажется на лидирующих позициях. Лилиан носит из украшений только сережки, предпочитает тишину и уединение. Она не любит, когда опаздывают.

Лилиан Бетанкур возглавляет список 500 самых богатых француженок.

Виталий Деньгаев любит готовить. Берет поварскую книгу и начинает доводить блюда до совершенства: то специй новых добавит, то вообще переделает рецепт на свой лад. На бизнес-кухне его авторский почерк тот же — он постоянно занят поиском новых рецептов. К нему можно прийти с собственным инженерным проектом «со стороны» — и он найдет ему применение в своем деле.

«Деловой квартал» — Красноярск. Журнал для бизнеса и карьеры.
Журнал для бизнеса и карьеры
в г. Красноярске

По специальности Виталий Деньгаев горняк — эта профессия «перешла» к нему от родителей. Был он и горным мастером, и главным инженером щебеночного завода. Но жизнь дала резкий поворот, когда его пригласили занять одну из руководящих должностей на мотоциклетном заводе на Урале. Именно там он узнал все тонкости рыночной экономики. Оттуда его «олимпийское спокойствие», умение договариваться и разрешать сложные ситуации.
То взлет, то посадка

— Слово «директор» в моей трудовой книжке появилось в городке Ирбите Свердловской области. Именно там я впервые стал директором — по маркетингу и продажам мотоциклетного завода «Уралмото».

Виталий Деньгаев: «Я уже на старте понимал, что буду выводить компанию на внешний рынок»Работать в холдинг «Объединенные машиностроительные заводы» к Кахе Бендукидзе меня пригласил мой однокашник Вадим Тряпичкин, тогдашний генеральный директор Ирбитского мотоциклетного завода. Когда самолет на Урал оторвался от взлетной полосы, я понял, что еду на работу (улыбается). Эти годы я вспоминаю как одни из самых интересных в жизни, а людей, с которыми работал, с особой ностальгией. Мы работали в условиях жесточайшего финансового кризиса и при этом производили и продавали новые модели легендарных мотоциклов «Урал», отрабатывали новые идеи продвижения, все вокруг крутилось с невероятной скоростью. Совместно с байкерской группировкой «Ночные Волки» продвигали самую популярную модель «Волк», вместе с военными участвовали в выставке в Нижнем Тагиле «УралЭкспоАрмс», с десантниками испытывали мотоциклы в Югославии, в сотрудничестве с союзом каскадеров «Мастер» устраивали грандиозное мотошоу, которое теперь проводится ежегодно.

Осенью 2000 г. взаимоотношения со «СвердловЭнерго» резко обострились, завод отключили от тепла и электроэнергии. Работали на дизель-генераторах, в кабинете генерального по очереди зимой топили буржуйку, но мотоциклы выпускали.

Когда отношения с правительством области и с журналистами стали перманентными, пришлось взять на себя задачу «громоотвода». С этих времен я спокойно отношусь к кризисным ситуациям.

Досье
Виталий Деньгаев
Родился 23 июня 1968 г. в Курагинском районе Красноярского края.
Образование
1985 г. — окончил школу с золотой медалью.
1986–88 гг. — служба в ВС СССР.
1992 г. — окончил Красноярский институт цветных металлов, защитил «красный» диплом по специальности «горный инженер».
Карьера 1992 г. — горный мастер, мастер смены, начальник производства Крутокачинского щебеночного завода МПС РФ, п. Каменный Яр, Красноярский край.
1993–98 гг. — главный инженер Крутокачинского щебеночного завода МПС РФ.
1999–2000 гг. — директор по маркетингу и продажам ОАО «Уралмото» (Ирбитский мотоциклетный завод), Свердловская область, г. Ирбит.
2000–2001 гг. — заместитель генерального директора по связям с правительством — директор по информации ООО «Ирбитский мотоциклетный завод», Свердловская область, г. Ирбит.
2001 г. — начальник управления развития ОАО «Сибмашхолдинг».
2002–2004 гг. — заместитель директора по развитию ООО «КРИС».
С 2004 г. — директор компании «Красноярские машиностроительные компоненты».
Семейное положение: женат, есть дочь.
Интересы: путешествия, кулинария.
Стало тесно в костюме топа

Позже я вернулся в Красноярск по приглашению «Сибмашхолдинга». Успешно вместе с коллегами реализовал ряд проектов, а затем по предложению Дмитрия Сизых перешел в «КРИС» заместителем директора по развитию. Во многом благодарен Дмитрию, человеку демократичному, стороннику свежих, творческих идей. «КРИС» — это кузница кадров, откуда вышло много специалистов, бизнесменов, руководителей. И именно там понял, что костюм наемного управленца мне становится тесноват, и почувствовал моральные силы взвалить на себя ответственность за собственное дело.

Виталий Деньгаев выбрал производство.

— Было твердое желание объединить в собственном деле уже полученные знания, умения, навыки. Одним из наших первых заказчиков стала компания «АЦ Тойота Крепость», открывшая «автодилерское» направление нашей деятельности. А сегодня все крупные автоцентры города оснащены нашим оборудованием. Автодилеры стали нашими постоянными клиентами, сегодня они приносят нам около 10% от оборота. Один из директоров автоцентра как-то сказал: «С вами сложно договариваться, но обращаюсь все равно к вам! Знаю, что сделаете».

Почему сложно?

— У нас такой принцип — выполняем свое дело качественно, но собственную работу и ценим высоко. А заказчику же всегда хочется быстро и по минимальным ценам. Сейчас же более важно, чтобы продукт, как костюм, был по размеру, и цвет, и фасон были бы подобраны правильно, чтобы служил он долго и чтобы тепло было. Поэтому возвращаются к нам и через год, и через два, и даже через четыре.
Брендинг по-красноярски

Сегодня, по словам Виталия Деньгаева, компания «Красноярские машиностроительные компоненты» реализует на территории Красноярского края около 30% продукции, остальные 70% расходятся вне нашего регионаКомпания Виталия Деньгаева сегодня выпускает и потолки метровагонов, и спальные полки пассажирских вагонов, и монтажные шкафы. При таком широком диапазоне видов продукции классическое «заводское» название «машиностроительные компоненты» — это осознанный выбор, заявляет Виталий Деньгаев.

— Словосочетание «машиностроительные компоненты» придумано Кахой Бендукидзе. Одно из подразделений холдинга называлось именно так. Когда задумали делать компоненты для машиностроения, вспомнилось это название. Промониторили: новый бренд «Красноярские машиностроительные компоненты» нормально воспринимался, не выглядел именем непонятной новой компании, суть того, чем мы занимаемся, в нем была отражена. И привязка к городу тоже имелась. Хотя поначалу она меня смущала. Подкупало слово «сибирские», но тогда бы нас многие ассоциировали с Новосибирском. Успокоил себя тем, что ассоциации с Красноярском не так уж и плохи: один из основных промышленных центров России с развитым машиностроением, алюминиевой промышленностью.

Окончательно меня в своей правоте убедила Мария Хохлова, автор идеи конкурса «Бренд года»: «Ведь никто не переживает по поводу баварских машин, а ты чем хуже…» Когда к питерской или московской компании приходит конкурировать другая московская или питерская — это дело обычное. А вот когда туда заявится красноярец, этот факт по крайней мере обратит на себя внимание. Последний аргумент мне очень импонировал еще и потому, что я уже на старте понимал, что буду выводить компанию на внешний рынок.
Главные аргументы — только для вас и точно в срок

Сегодня, по словам Виталия Деньгаева, компания «Красноярские машиностроительные компоненты» реализует на территории Красноярского края около 30% продукции, остальные 70% расходятся вне нашего региона.

Продукция «КМК» — функциональные и декоративные элементы транспортного интерьера — используется на многих предприятиях железнодорожного машиностроения России — торжокском заводе, мытищинском «Метровагонмаше», питерском «Вагонмаше», а также на ремонтных заводах — Новороссийском, Владикавказском, Тамбовском, Красноярском, Улан-Удинском.

— Для рынка строительства и ремонта вагонов метрополитена Санкт-Петербурга мы вообще оказались практически единственной компанией, поставляющей металлические потолки. Наша продукция «ездит» в Минске, сейчас готовим проект для участия в тендере на Киевское метро. У нас подписан договор с «Вагонмашем» по проектированию интерьера для Варшавского метрополитена.

При этом замечу, мы работаем на высококонкурентном рынке. Подобную нашей продукцию выпускают полтора-два десятка заводов в России. Конкуренция жесткая. Когда ведем переговоры с потенциальными заказчиками и нас спрашивают, зачем железяки тащить из Красноярска за 4 тыс. км, мы отвечаем: вам важно, чтобы ваш заказ был выполнен точно в срок и вы получили именно то, что хотели? Мы ценим себя, но гораздо больше — время и деньги партнеров. На рынке, где мы работаем, это редкий и важный аргумент. Иногда выстраиваем логистические цепочки в ущерб себе, но сроки поставки выполняем. Еще одно наше преимущество — приветствуем нестандартные решения. Зачастую заказчик готов платить больше именно за то, чтобы иметь возможность не просто получить функциональный продукт, но и реализовать свои индивидуальные запросы. Один из последних примеров — реконструкция интерьера теплохода «Волна» Енисейского управления водных путей и судоходства. В работе над этим проектом мы предложили заказчику панорамную геометрию остекления и впервые применили в интерьере сочетание стекла, дерева и металла. В нашем архиве есть даже такая история про индивидуальный подход к клиенту: полгода мы с ним обсуждаем проект, затем полтора месяца конструировали изделие, три недели его изготавливали и всего три часа монтировали (смеется).

Хватает ли производственных мощностей на такие объемы работ?

— Действительно, может создаться впечатление, что у нас большая производственная база. На самом деле мы много работы отдаем на аутсорсинг. Сейчас с корпорацией «Алюком» создаем консорциум для решения специфических задач в области транспортного машиностроения, ориентируемся на любые доступные технологии, находящиеся в поле зрения. Одна из наших особенностей — изначальная задача объединять возможности небольших фирм и крупных заводов. Например, сейчас работаем с компанией «Теплый дом». Делаем элементы крепления пожарных лестниц. Казалось бы, у нас с ними профили разные, однако у них оказалось в наличии оборудование, которое мы могли бы использовать… Договорились, в итоге привозим в обед им чертежи, а вечером забираем готовые детали.
Бизнес-кулинария

Виталий Деньгаев утверждает: в работе с коллективом он демократ. Сотрудникам дает право на ошибку и с удовольствием говорит о бывших подчиненных, которые теперь сами руководители.

Какой вы руководитель?

— Снаружи я «белый и пушистый», но принципы соблюдаю четко. Напираю на выстраивание горизонтальных связей в коллективе, По большому счету, никогда не «бью» за ошибки. Ведь не давать человеку оступиться нельзя — у нас не тот бизнес, который бы позволял все изначально разложить по полочкам и наблюдать, как шевелится твой «муравейник». Здесь хватает творческого начала, многое зависит от индивидуальных особенностей сотрудника. Самое важное в жизни — это люди и взаимоотношения. Без них бизнеса не будет. В бизнесе и жизни прощаю предательства. Мужское слово для меня не последний звук. Еще я много значения уделяю делегированию полномочий. Практически каждый у нас — руководитель какого-либо направления люди получают больше самостоятельности и, как показывает опыт, больше отдают компании. Например, рабочий день вроде бы заканчивается в 18:00… но приходите к нам в 19 — и вы застанете практически весь офис на месте. Это особенный стиль компании — люди работают в первую очередь потому, что им интересно.

А какой у вас «домашний» коллектив?

— Моя любовь — жена и дочь. Дочь — одно из лучших моих произведений, ей 12 лет. Она уже весьма интересная и взрослая девушка, с пяти лет занимается танцами, сейчас танцует в «Тодесе». Даже неважно, какого результата она достигнет, важно, что сейчас у нее есть любимое дело, в которое она вкладывает себя.

Люблю готовить. Особенно блюда из мяса — я хищник, вегетарианца из меня не вышло… Готовлю с душой, люблю привносить в традиционные блюда что-то свое. А еще люблю путешествовать с семьей. Мне очень нравится Европа своей историей, культурой, всегда открываю там что-то новое, чего не прочитаешь в туристических брошюрах. В какой бы город мы ни приезжали, утром я встаю очень рано: город по-настоящему выглядит лишь тогда, когда он просыпается. Париж утром пахнет кофе и свежевыпеченным хлебом…

конце августа двенадцать лет назад оборвалась жизнь принцессы Дианы. В эти дни почти весь мир вспоминал о ней, о золушке, ставшей принцессой, воплотившей мечту многих девушек, но так и не сумевшей найти свое счастье.

Диана появилась на свет третьей дочерью в знатной родовитой семье Спенсеров, где только рождение мальчика давало возможность продолжить род графов. Третья дочь подряд обычно является разочарованием почти в любой семье, а уж в семье, где титул графа является наследственным, разочарование достигает, что называется, невероятных размеров и степеней. Для матери же Дианы в очередной раз не оправдать ожидания мужа было настоящей трагедией.

Из всех девочек Диана стала не только нелюбимой, но, что еще более усугубляло ее положение, отвергаемой. Надо признать, что ее мать, Френсис Спенсер, которая служила фрейлиной Королевы-матери, не отличалась особой любовью и к старшим девочкам. Она считала главной материнской обязанностью роды, а уход, внимание и любовь – на это у нее не было ни желания, ни сил, ни времени. А после того, как полуторагодовалая Диана заполучила братика, семья и вовсе распалась.

Мать, выполнив долг (родить мальчика для мужа), успела снова влюбиться и стала строить свою личную жизнь. Отец, пытавшийся заботиться о детях, конечно, не мог заменить им мать. Диана росла очень нервным, упрямым, обидчивым ребенком, у нее наблюдались частые перепады настроения. Она очень тяжело пережила развод родителей, нежелание матери близко общаться с ней. Любовь, которую она не получила от матери, естественно, не могли ей дать часто меняющиеся няньки, а затем и мачеха. Главной отдушиной для нее в детстве и юности стал младший брат Чарльз, за которым она ухаживала с малых лет. Волею судеб и замуж она вышла тоже за Чарльза, но уже настоящего принца.

Но все это еще только присказка. А «сказка» в том, что нежеланная и нелюбимая девочка, хотя и превратившаяся из гадкого утенка в прекрасную принцессу (ну чем не сказка!), никогда не могла быть счастливой и любимой женой. Такие женщины своим поведением провоцируют измены и разводы. Однажды брошенные, не получившие любовь родителей (отец тоже был довольно холодным и суровым человеком), они обычно не верят в то, что они заслуживают любви, и потому боятся ее потерять. А когда женщина боится потерять любовь, она оказывается в конце концов брошенной.

Этому способствуют повышенная тревожность, обидчивость, ревность, подозрительность, в случае с Дианой – попытка суицида во время первой беременности и такое психическое заболевание, как булимия, отсутствие в родительской семье опыта добрых, доверчивых и любящих отношений между супругами. Немалую роль сыграла, по-видимому, и установка, полученная в родительской семье: дети, выросшие в семьях, которые пережили развод, неосознанно провоцируют развод в своем браке.

Не получив или потеряв любовь мужа, после развода принцессе Диане нужно было во что бы то ни стало реабилитировать себя в глазах народа. У нее появилась цель – завоевать народную любовь. Средства для этого не нужно было придумывать: благотворительность, миротворчество, помноженные на прессу. Прессе нужны были героиня, бренд, сенсация. Принцесса тоже нуждалась в этом, а во внимании прессы она получала некий суррогат любви. Ей нужно было доказать, что она хорошая, она жертва, ее бросили, ее надо жалеть и поддерживать. Ну а жертва всегда находит своих преследователей, злое и недостойное окружение.

Таким образом, она сознательно вступила в борьбу против королевской семьи, за любовь и признание народа. Какое-то время она просто затмила своим громким «благочестием» королевскую семью. Какие-то любовные интрижки и истории преподносились как некий протест против холодного королевского этикета и чопорности. Запутавшись в любовных историях, она, скорее всего, не могла не думать о подрастающих сыновьях, что для них, возможных будущих королей, важна честь матери. Но для нее важней было во что бы то ни стало быть любимой, какой бы ценой это не досталось. Такое часто бывает у нежеланных, нелюбимых и брошенных детей.

После развода с принцем, в стремлении быть любимой и признанной народом королевства, принцесса Диана противопоставила себя королевской семье и тем самым невольно вовлекла своих любимых сыновей в это противостояние. Каково было им, когда приходилось выбирать между отцом и матерью, долгом и любовью? Возможно, своей смертью она разрешила этот вопрос. Но думаю, от этого ее детям не легче, даже если они принцы. Комплекс нежеланной и нелюбимой дочери помешал принцессе Диане стать достойной матерью принцев, для которой долг, интересы королевства и ее детей – будущих королей – превыше всего.

Шоу, которое она умело организовала вместе с прессой, достигло своей цели: принцесса Диана стала суперпопулярной, настоящей звездой, самой известной благотворительницей и миротворцем. Ее боготворят миллионы людей, особенно женщин, у которых в генах – мечтать о принцах. Все идет к тому, что, возможно, со временем она будет признана святой.

Один из самых любимых моих храмов в Дели – Лакшми Нараяния мандир, именуемый также Бирлу темпл. Этот красивый храм с ухоженным парком в центре индийской столицы, также как и Лакшми Нараяния мандир в Джайпуре и храмы с таким же названием во многих других городах Индии, построен на деньги семьи магнатов Бирла, регулярно тратящих на благотворительность огромные суммы.

Ты можешь забыть все, все, кроме одного:
зачем ты явился на свет. Не продавай себя задешево,
ибо цена тебе высока…

Джалаладдин Руми

В то время когда наши олигархи покупают футбольные и хоккейные команды, соревнуются размерами своих яхт и самолетов, вывозят на вечеринки в Куршавиль десятки моделей для совместного распития самых дорогих шампанских вин, индийский бизнес-клан Бирла показывает, что могут быть и другие цели, другая мотивация бизнеса. В своем завещании Приямвада Бирла, вдова создателя одного из семи гигантских семейных агломератов Бирла – Матхава Прасада написала: «Наши организации, связанные с благотворительной деятельностью, будут беспрекословно выполнять свою миссию по служению делу гуманности, призрению и опеке всех обездоленных и неимущих». И еще ее слова из того же завещания: «Господь Всемогущий пролил Свою Милость на меня и моего незабвенного дорогого супруга Матхава Прасад Бирла, дабы превратить нас в орудие исполнения Своей Воли через служение на экономическом поприще нашему народу и предоставление образования, здравоохранения и трудовой занятости всем нуждающимся».

А все начиналось 150 лет назад, когда уроженец поселка Пилани (в самом центре засушливой раджастханской пустыни), марвари Шив Нарайан Бирла, стал осознанно следовать своей дхарме вайшью.

В предыдущем предложении приводятся сразу три ключевых слова (марвари, дхарма и вайшью), понимание которых во многом объясняет путь, пройденный этой семьей за полтора века от мелких торговцев хлопком до богатейших людей Южной и Юго-Восточной Азии.

Начнем со слова «вайшью». Социальная жизнь индийского общества издавна определяется системой варнашрамов, согласно которой все люди по их изначальной мотивационной предрасположенности делятся на 4 основные варны брахманов, кшатриев, вайшьев и шудр.

Очень упрощенно эти варны можно охарактеризовать следующим образом.

Шудра – это наемный рабочий, человек у которого отсутствует инициатива, работающий только по приказам. Мастеровые.

Вайшью – торговцы и коммерсанты.

Кшатрии – воины и управленцы.

Брахманы – мыслители, творцы и религиозные деятели.

У представителей каждой из этой варн есть собственная дхарма – свод правил и законов (а также описание исполнения их и результатов этого исполнения). Что же касается дхармы вайшью, то Шри Сами Шивананда в своей работе «Практика Карма-йоги» дает ей следующее определение: «Земледелие, скотоводство, торговля, благотворительность, совершение жертвоприношений, изучение Вед, вовлеченность в торговлю, финансы и сельское хозяйство являются обязанностями Вайшьи, рожденного в своей собственной природе».

Более расширенное толкование дхармы вайшью приводит в своих трудах Анни Безант: «Ибо во всем мире дхарма вайшьи есть развитие некоторых определенных качеств. Справедливость, добросовестные отношения этого человека с другими, независимость поведения от побуждения чувств, развитие таких качеств, как проницательность, энергичность, умение балансировать своими долгами, справедливая оплата в честном обмене, а также умеренность, отсутствие расточительности и сумасбродства, выплата справедливого вознаграждения за выполненную работу – все эти качества ведут его к дальнейшему росту. Для вайшьи положительное качество – быть экономным, отказываться платить больше, чем он должен, настаивать на справедливом и честном обмене. Все это развивает качества, необходимые для его будущего совершенства. В своей ранней стадии они иногда неприятны, но с высшей точки зрения это дхарма данного человека, и если она не будет выполнена, позднее может способствовать созданию слабого характера, что повредит его эволюции.

Терпимость – закон для его дальнейшего роста, но нетерпимость – в отношении небрежности или слишком большой щедрости.

Он должен достигнуть богатства путем упражнения таких свойств, как бережливость и исполнительность, и потом употребить это богатство для благородных целей, субсидируя ученых, давая средства на претворение в жизнь достойных планов, для общественного благополучия. Собирать богатство с энергией и проницательностью и тратить накопленное богатство благоразумно – это и есть дхарма вайшьи, результат его природы и закон его дальнейшего роста».

Итак, с варнами и дхармой, пусть в общих чертах, но разобрались. Теперь о марвари – ростовщиках и торговцах, одной из подкаст вайшью (слово «марвари», вероятно, происходит от санскритского «мару» – пустыня.). Так издавна называли обитателей пустынной местности Шекхавати в штате Раджастхан на границе с Пакистаном. В этих местах не то, что жить, даже выжить было нелегко, и именно бесценный опыт существования в самых неблагоприятных условиях, по мнению ряда исследователей, и является основой коммерческого процветания марвари, называемых порою «индийскими евреями». Вот что писал об этом Д.К. Талкнет, историк, биограф Б.М. Бирла и управляющий его благотворительным фондом: «Песчаные бури и голод приучили их к долготерпению и умению молча выносить боль и страдание. Нехватка элементарных ресурсов заставляла работать за троих, раскаленный ветер и испепеляющее солнце укрепляли жизнестойкость, а постоянная нехватка воды склоняла к бережливости и экономии. Если бы марвари не усвоили этих уроков жизни, они никогда не добились бы общенационального признания как славные воины и ведущие предприниматели».

Примерно с середины девятнадцатого века марвари начали расселяться по всей Индии и везде они отличались успешными коммерческими начинаниями. Поначалу они облюбовали находившийся относительно недалеко от исторической родины Бомбей (ныне Мумбаи), а затем еще один мегаполис на другой стороне Индии – Калькутту. В обоих местах они быстро снискали славу самых удачливых торговцев и предпринимателей. В настоящее время многие представители марвари занимают первые места в списке самых богатых людей не только Индии, но и мира. Для примера сообщим, что именно к этому клану относится и хорошо известный в наших краях Лакшми Миттал, покупатель «Криворожстали».

Вернемся же теперь к клану Бирлу и его основателю, уже упомянутому выше торговцу хлопком Шив Нарайан Бирла. Ни ему самому, ни его сыну Балдев Дасу не удалось скопить особого капитала. Они, конечно, не бедствовали, но первый прорыв рода Бирлу к вершинам финансового Олимпа пришелся уже на внуков Шива Нарайана: Ганшьямдаса, Рамешвардаса и Бриджмохана. Именно они, тысячекратно расширив семейный бизнес, заложили основу промышленно-торговых империй Бирла. Так, всего за сорок лет маленькая джутовая мельница, построенная в 1919 году Ганшьямдасом Бирла, как по мановению волшебной палочки превратилась в крупнейший индийский индустриальный концерн – Aditya Birla Group: 13 объединенных компаний, $7,6 млрд активов, 72 тыс. работников, заводы в Таиланде, Индонезии, Малайзии, на Филиппинах, в Египте, Австралии, Китае и Канаде.

Но, конечно, никакая волшебная палочка здесь не причем. Секреты финансового успеха Бирлу имеют вполне материалистическое происхождение. Но о них – в нашей следующей публикации.

Эллен Дедженерес родилась 26 января 1958 года, в Metairie, Штата Луизиана, пригороде Нового Орлеана, а после второго брака материри она со своей семьей переехала в Атланту, штат Техас. Закончив школу, Эллен поступила в университет, но продержалась всего год. Эллен сменила множество мест работ, пока не пришла в шоу-бизнес

Эллен Дедженерес является телеведущей своего собственного телешоу «Эллен Дедженерес шоу», у нее очень живой, свежий и динамичный голос ( она озвучивала рыбку Дорис в анимационном фильме “В поисках Немо”).

Ее ежедневное щоу пользуется большой популярностью среди американцев, и это подтверждает тот факт, что уже вышел четвертый сезон программы. Большинство гостей на телешоу – это знаменитости — актеры, музыканты, что, несомненно, повышает рейтинг шоу. По мнению самой Эллен все программа держится на ней. Являясь актрисой комедийного жанра, она зачастую пишет сама монологи, составляет программы. Она является центровой силой своего шоу.

овладелец развлекательного центра «Пирамида», клубов «Колорадский папа», «Урфин Джюс» и «Charlie» долго искал «свою стезю» в бизнесе.
25.10.2007 версия для печати

«Колорадский дедушка» Артур Исгейм сразу признается: «Лен, я никогда прежде не давал интервью». Чувствуется, и фотографа стесняется. Но уже спустя несколько минут, увлекшись воспоминаниями, он не прячет ни эмоции, ни чувство юмора. Парадоксально естественно слова «фишка», «кайф», «прикол» «миксуются» с «первым секретарем райкома». Исгейм, шутя с серьезным лицом, говорит: «Я не клубный человек». Со многими «фишками» в своих заведениях он вообще не согласен: «В «Урфине Джюсе» в мужском туалете у нас экраны, там непрерывно идет эротика, непрерывно! Я, конечно, не сторонник этой идеи, вначале был немного шокирован. А потом как-то привык, подумал: наверное, это нормально».

логотип Сфера влияния
Попытки и мучения

Собственный бизнес у Артура Исгейма появился после того, как он вместе со своим компаньоном Дмитрием Косовым выкупил контрольный пакет акций судостроительного завода, где работал с 1959 года. Но, по словам Исгейма, бывший губернатор Красноярского края Александр Лебедь «настойчиво порекомендовал» им продать акции. Вырученные средства стали финансовой основой разнообразных новых предприятий.

В том помещении, где сейчас находится развлекательный центр «Пирамида», в середине 90-х Исгейм сотоварищи выпекали хлеб.

— Я всегда считал, что хлеб у русских всегда должен быть на столе, они его поглощают в неимоверных количествах. Поэтому мы выкупили помещение и организовали в нем пекарню. В печах из огнеупорного кирпича мы делали хлеб, различные булочки. В одну печь их входило 220-250 штук. Но, конечно, наше заведение не могло конкурировать с большими пекарнями. Когда мы поняли, что этот бизнес очень маленький, выкупили у завода еще часть здания, где прежде была столовая, и открыли там пельменный цех. Этим бизнесом мы занимались в течение полутора лет. Наши пельмени назывались «От Павловой» — по фамилии заведующей цехом. А конкуренция была неимоверная, поэтому мы прекратили, продали это дело, сейчас там все еще лепят пельмени.

Артур Исгейм
Родился в 1938 году в Хакасии, в селе Бея.
Образование: окончил Красноярский технологический институт, специальность «холодная обработка металлов».
Карьера: с 1959 года работал на судостроительном заводе — мастером, начальником цеха, начальником завода. В 1990-х гг. совместно с Дмитрием Косовым организовал собственный бизнес.
Увлечения: архитектура, строительство, плавание.
Семья: женат. Сын, внучка.

А компаньоны продолжали искать «своё» в бизнесе. Не желая довольствоваться крошками с хлебного и пельменного «столов», они открыли еще автомойку и химчистку.

Артур Исгейм не скрывает: он по жизни постоянно рискует- В свою мойку мы привлекали бесплатным кофе и чаем, идиоты! Люди, конечно, приезжали, «мылись». А сколько знакомых в городе у нас было, и каждый просил: дайте талончик. Сначала мы решили, что будет немного, но потом оказалось, что около 30% машин мы мыли бесплатно. А оборудование было дорогое, немецкое, и все эти химикаты…

Бизнес оказался низкорентабельным. Мы промучились так 3 года, почти не получая прибыли. Чтобы развиваться дальше, нужны были деньги. Тогда и появились все наши кредиты. Используя связи в банковской среде, Исгейм и Косов относительно легко вышли на поле активного привлечения заемных средств.

— На них мы построили химчистку. Решили, что она даст быструю отдачу денег. В то время была хорошая химчистка на КраМЗе. И там была очередь месячная на чистку дубленок и всего остального. В городе не хватало химчисток. Мы отправили двоих своих специалистов в Европу, они закупили дорогое оборудование. И открыли «Италклин». Но почти одновременно с нами, в течение 3–4 месяцев, в городе появилось еще 6 химчисток! Поэтому ожидаемого дохода от этого бизнеса мы не получили. Но «Италклин» работает и сейчас.
Чем больше шары, тем больше прибыль

Артур Исгейм не скрывает: он по жизни постоянно рискует. В шутку знакомые даже называют его аферистом. Часто в бизнесе он полагается на свое внутреннее чутье: «чувствую, что не прогорим, — давайте делать». Несколько не слишком удачных попыток не убили доверия к интуиции — и в 1999 году компаньоны нащупали нужное направление.

— Мы отчетливо понимали, что нужно идти в другую сферу, и решили: будем делать бильярд. Спортивно-игровой бизнес — это российское, русские дворяне всегда играли в бильярд. И конкуренция в Красноярске тогда была незначительная. Мы стали собирать деньги. Я был знаком с директором банка «Енисей», и там нам скрепя сердце дали кредит на выкуп здания, с возможностью расплачиваться за него в течение года. Мы закупили в Москве бильярдные столы и создали «Пирамиду» — самый большой бильярдный клуб в городе.

Через год Исгейм заметил, что чем больше шары, тем больше может быть прибыль.

— На улице 60 лет Октября у одного товарища, слабенького бизнесмена, было 4 дорожки боулинга. И он «косил деньги», как тогда говорили. Мы решили пойти на дополнительные расходы — закупили в Америке, в Ричмонде, 6 дорожек для боулинга. С большим трудом привезли их в Красноярск. Сначала один из грузовиков, на котором их транспортировали, перевернулся. А когда оборудование пришло сюда, мы встали перед фактом: оно ни в окна, ни в двери «Пирамиды» не входит. А этаж-то третий. Боже мой! И вот мы делали гигантские леса, строили большое окно и закатывали на трубах туда тяжелые, массивные эти станины.

Сейчас Артур Исгейм почти не ходит в «Пирамиду». Идеи по развитию этого заведения предлагает, как правило, его сын Олег. Исгейм признается: один бы все не потянул. А предложения сына часто срабатывают.

— В «Пирамиде» у нас была комната с синими стенами. Она приносила очень мало денег, видимо, этот цвет давил на людей. Другие комнаты давали по 30 тыс. руб. чистой прибыли в месяц, а здесь мы получали по 18-20 тыс. руб. И мы долго думали, что же с ней сделать. И сын предложил устроить там библиотеку. Мы скупали книги два месяца, из собственной библиотеки я отдал все книги туда. Установили по всем стенам книжные стеллажи, посередине поставили большой бильярдный стол. И эта комната стала лидером по прибыли, народ идет туда с удовольствием.
Любимое место — стройка

Идею «Колорадского папы» привез из Москвы соратник Исгейма Дмитрий Косов. В столице он «подсмотрел», что наибольшей популярностью пользуются заведения, сочетающие в себе разные виды развлечений: танцпол, ресторан, шоу-программу. Артур Исгейм вспоминает: когда Косов предложил создать клуб, он не просто поддержал его, а вздохнул с облегчением — «наконец-то мы нашли то, что нам нужно». Так, на месте утомившей и недоходной автомойки появился «Колорадский папа».

— Первые полгода мы здесь сидели, понурив головы. Людей было очень мало. Видимо, этот закуток на правом берегу их отпугивал. Мы сидели за столиками и считали приходящих людей: вот еще двое пришло, вот еще трое… собралось 46 человек. А мы думаем: что же делать, мы прогораем, как же мы будем гасить кредит? Но мы не останавливались, занимали деньги и все вкладывали и вкладывали в рекламу. Настоящий успех начался после того, как клуб показали по телевизору. Нужно было, чтобы люди убедились воочию, что у нас не подпольное заведение, а действительно шик. У нас тут много «фишек»: буфет с советским обслуживанием, почтальоны курсируют между столиками, внутренние телефоны для знакомств. Это привлекает людей.

Необычный, немного «фриковый» интерьер «Колорадского папы» и многочисленные «фишки», которые учредители придумывают совместно с арт-директором заведения Дмитрием Непомнящим, сделали свое дело. По словам Артура Исгейма, в пятницу-субботу в клубе такой дикий аншлаг, что через 2–3 часа после начала работы приходится закрывать кассу.

Три бизнес-принципа Артура Исгейма
Принцип 1. Приступаю к чему-то новому сразу, как только закончил старое.
Принцип 2. Не гонюсь за наживой. Деньги — это только инструмент, который я использую. У меня спрашивают: «Ты бы смог 1 млн положить в чемодан, чтобы он там просто лежал?» Нет, для меня это дикость! А зачем мне тогда этот миллион? Бумага! Деньги нужно пускать в оборот.
Принцип 3. Внимательно слежу за работой персонала. Например, каждая официантка за свою смену получает оценку от администратора, они обсуждаются на каждодневных планерках. С сотрудниками работает психолог. Иногда мы даже отпускаем официанток домой, если у них какие-то проблемы. Потому что у нас все должны улыбаться.

Выйдя, наконец, на «свою стезю», Исгейм быстро понял, что если просто шагать по ней, столкнут на обочину. Приходится бежать, наращивая скорость. В конце 2006 года, взяв очередной крупный кредит, компаньоны построили vip-зал «Колорадского папы» — клуб «Урфин Джюс», а весной 2007 года открыли молодежный клуб «Charlie». Последний Артур Исгейм отдал под управление своей внучке.

— Мы постоянно думаем, как развиваться дальше. Клубов в городе много, конкуренция нас съедает. «Нирвана» то падала на колени, то снова открывалась. Недавно появился конкурент — клуб «Подиум». Сейчас в парке Гагарина делают похожий на наш проект, многое у нас «слямзили». Конкуренты часто к нам приезжают, фотографируют что-то. А я спокойно реагирую — пусть смотрят, как у нас.

Проводя экскурсию по своим заведениям для журналиста, Исгейм уже не спокоен, а увлеченно горд: «это привезли из Таиланда, это из Италии», «пол и лестницы в «Урфине Джюсе» — из дорогого китайского гранита». При этом чувствуется: не под себя создавал Исгейм эти клубы, их антураж ему не родной. «Зачем меня в такой обстановке снимать? Пойдемте лучше в «Charlie», я сам вас там сфотографирую!»

Судя по этой прогулке, к посетителям Исгейм относится, как дедушка к внукам — ну, нашкодят, бывает, но свои же. «Тут я бахрому повесил, так они жечь зачем-то стали, пришлось убрать… А вот здесь тихое местечко, людям нравится уединяться — так я для них диван хочу поставить… В «Колорадском папе» пуфик разорвали вчера — это бывает, хорошо, что у нас запасные есть… А в «Charlie» одна подвыпившая дама уронила со 2-го этажа пепельницу на голову студентику. К счастью, обошлось, а если бы по темечку попало? Я на следующий же день специальное ограждение сделал».

Исгейм признается: любимого уголка в этих клубах у него нет. Его любимое место — стройка. Он получает удовольствие, когда видит, что строительство идет по графику, что работа кипит.
Против казематов

Исгейм не останавливается ни на минуту. Каждый его рабочий день — это сумасшедшая гонкаИсгейм не останавливается ни на минуту. Каждый его рабочий день — это сумасшедшая гонка. Планов — громадьё и больше, поэтому расслабляться некогда. Он не отдыхал уже 10 лет — все боится, что уедет в отпуск и что-то не успеет сделать. И даже приходя домой, он работает — изучает журналы об архитектуре, интерьерах, мебели… Он говорит: «Моя стезя — строить, строить, строить!»

Новый проект бизнесмена — гостиничный комплекс рядом с клубами. Первая очередь комплекса, 3-этажная, будет запущена в ноябре. А в следующем году начнется строительство второго здания — в 6 этажей.

— По стилю они будут привязаны к уже существующим нашим проектам — такие же легкие. Мы сделаем гостиницу и назовем ее «Кошкин дом». Название должно быть абстрактным, ни к чему не обязывающим. Я не приветствую нерусских названий заведений по всему городу, будто мы живем за рубежом. Не понимаю, почему это разрешают. Надо заведения с такими названиями, как «Колорадский папа», обкладывать дополнительным налогом! (Исгейм — человек, который и дал «Папе» имя, сам смеется). А вот «Кошкин дом» — это по-русски. Там будут необычные и богатые номера — от полуовальных до круглых. У каждого — свое название, например, «Аленький цветочек». Мы сделаем шикарную гостиницу, потратим колоссальные деньги, зато подобного в городе не будет. Но мы понимаем, что, если создадим отель для богатых, потеряем деньги. Поэтому сделаем номера в трех ценовых категориях. А вообще, мне говорят, что такой гостиничный комплекс — в 9 этажей и на 78 номеров — не будет востребован. Не знаю, посмотрим. Возможно, в 3-этажном здании сделаем что-то другое, например, магазин детских игрушек.

Артур Исгейм не скрывает: его заслуга — грубая работа по строительству зданий, а тонкая отделка помещений, находки в интерьере — это, в основном, задача его компаньона, помощников и дизайнеров. Он просто любит создавать необычные, нестандартные дома.

— Не хочу строить эти казематы! Я часто спорю с главным архитектором города Аркадием Супоницким. Он критикует меня: ну что это за здания, не годится! Я отвечаю: а автомойка рядом с нами — это годится? Я хочу, чтобы наш «уголок» украшал город, чтобы он был застроен разнообразно, весело и легко. Ведь к нам люди приезжают даже просто сфотографироваться на крыльце «Урфина».

Несмотря на то, что к уже воплощенным в жизнь проектам Исгейм быстро теряет интерес, переключаясь на новые, он всегда точно знает, как функционируют элементы его бизнеса, — каждый месяц с руководителей всех заведений требует полные отчеты о работе. Он с гордостью говорит: в Кировском районе сеть его заведений — один из основных налогоплательщиков, суммарный квартальный налог зашкаливает за 1 млн руб.

Артур Исгейм неугомонен. Но, как ни странно, у него нет необходимых атрибутов мобильного человека, даже сотового телефона — он считает его вредным для здоровья. А автомобилю бизнесмен предпочитает пешие прогулки. И хотя с ним трудно созвониться, его всегда можно встретить — на очередной стройке.

29 августа 1936 года москвичка Анна Артамонова родила дочь, которую назвали Ингой. Так получилось, что со своим мужем Анна рассталась, и двоих детей, Ингу и ее брата Владимира, ей пришлось воспитывать самой; правда, ей помогала мама.

Девочке не исполнилось и пяти лет, когда началась война. Жили впроголодь, и к ней, тонкой как былинка, постоянно цеплялись какие-то болезни. Но однажды, когда она долго кашляла, вызвали врача, и доктор сказал, вздохнув и пряча глаза: «Скорее всего, вам надо готовиться к худшему. У вашей Инги туберкулез. Если бы ей хорошее питание да лечение где-нибудь в санатории, а так…»

Это было похоже на приговор. Мать и бабушка похолодели. Инга посмотрела на готовых расплакаться самых близких ей людей и неожиданно сказала: «Ничего, справимся».

Девочка с мужским характером

В те тяжелые годы было не до усиленного питания. Но, к счастью, обострения болезни были не так часты. И потом, для того чтобы не «мозолить» бабушке глаза, девочка брала коньки и уходила на каток, благо их окна выходили на знаменитый стадион «Динамо», что в Петровском парке. И нарезала, нарезала там один круг за другим, словно пытаясь убежать от тяжелой болезни.

Когда маме удалось устроиться на пароход дальнего плавания, который ходил по Волге, детям стало чуточку посытнее. Каждый раз они вместе с бабушкой ходили ее встречать на Речной вокзал, а после этого и на столе появлялось много-много всего. Были даже астраханские арбузы! А из ягод бабушка варила различные варенья…

На родительские собрания в школу обычно ходила бабушка. Ох, и возмущалась она всегда, когда слышала, что ее внучку за глаза называют дылдой. Евдокия Федотовна и учительницу предупредила: «Ты ее защищай. Не смотри, что она такая высокая, туберкулез у нее. А рослая она потому, что в деда. Он в Гражданскую войну голову сложил, тоже бедовый был. И отец у нее – крупный мужчина, так что есть в кого!»

В академической гребле подавала большие надежды

На дистанции Инга Артамонова всегда была неудержима
На дистанции Инга Артамонова всегда была неудержима
Каток Инга всегда очень любила, каталась в свое удовольствие. А вот тренеры на «Динамо» (на стадионе работали десятки различных спортивных секций) посоветовали Артамоновым отдать дочь в секцию академической гребли. В этом был свой резон – многочасовые тренировки мышц рук помогают развиться грудной клетке, а от этого и легкие в ней свободнее себя чувствуют. Инга тренировалась с большой охотой, не делала себе никакой скидки на болезнь, и свершилось чудо – туберкулез начал постепенно отступать, пока не исчез совсем. Семь лет болезни, и полнейшее выздоровление – вот что значит спорт!

В академической гребле она добилась немалого: уже в 17-летнем возрасте стала мастером спорта СССР, дважды становилась чемпионкой Союза. В те времена это сделать было очень сложно! И все же однажды, несмотря на прекрасные перспективы, она пришла и сказала своему тренеру: «Гребля – это не мое! Я буду заниматься конькобежным спортом». В ответ тренер лишь улыбнулся: «Ты хорошо подумала? У тебя же рост 177 сантиметров! А в коньках нужны короткие мышцы, чтобы успевали быстро сжиматься и разжиматься!» – «Подумаешь, – парировала Артамонова, – я и со своими длинными всем покажу!» Тренер достал «из рукава» последний аргумент: здесь ты дважды чемпионка, а там начнешь все с нуля! Но и этот довод не сработал – Артамонова ушла.

Так получилось, что уже через несколько месяцев ей доверили выступать на чемпионате СССР по конькобежному спорту. Правда, результат она показала аховый – только двадцать первое место! У другой такой провал перечеркнул бы все желание заниматься. Но у Инны, как называла ее бабушка, характер был еще тот, ничуть не менее «стальной», чем у Павла Корчагина. Конечно, свои круги она нарезала практически на глазах у бабушки, той было жалко внучку, но загнать ее домой не было никакой возможности!

И уже на следующем чемпионате СССР, в 1956 году, Артамонова становится чемпионкой! Ей доверяют представлять страну на чемпионате мира в Хельсинки, где от нее перед стартом не требуют никаких успехов. А она вдруг становится чемпионкой мира по многоборью! Заметьте, не просто на какой-то отдельной дистанции, а в многоборье! А через два года повторяет свой успех.

Роковое замужество

Инга Артамонова живо интересовалась проблемами окружающих людей
Инга Артамонова живо интересовалась проблемами окружающих людей
В 1959 году она выходит замуж за конькобежца Геннадия Воронина. Это был самый опрометчивый поступок в ее жизни. Но разве можно предугадать? Предвидеть на несколько лет вперед? Геннадий оказался очень ревнивым супругом, причем ревновал ее не столько к мужчинам (он был уверен в том, что Инга, как порядочная женщина, будет хранить ему верность), сколько к ее спортивным победам и достижениям. И чем больше становилось у нее побед, тем сильнее у него было желание самоутвердиться, унизив ее. Конечно, Инга ото всех скрывала, что у нее в семейной жизни нелады, даже когда Воронин начал ее поколачивать, причем старался оставить синяки там, где они будут практически незаметны…

Но это оставалось в тени. И все-таки нервные стрессы, связанные с неудачным замужеством, сказались: в самый разгар подготовки к очередному чемпионату мира врачи снова находят у нее туберкулез! И чемпионат СССР 1960 года остался без Артамоновой.

Однако списывать ее со счетов было рано! Она работает как одержимая, и в 1961 году снова становится чемпионкой Союза. А в 1962-м на чемпионате мира, который проходил на высокогорном катке «Медео» в Казахстане, она устанавливает сразу несколько мировых рекордов, в том числе и в многоборье. Но как расплата за спортивный успех – острый приступ язвы, когда врачам пришлось бороться за ее жизнь.

Она выкарабкалась и на этот раз, назло всем! Чемпионкой СССР Инга Артамонова (на разных дистанциях и в многоборье) становилась 19 раз! А еще четырехкратной чемпионкой мира в многоборье!

Смерть на взлете

А с мужем отношения так и не наладились. Однажды, после очередной ссоры, Инга ушла в свой родной дом, где ее ждали мама, бабушка и брат. Тогда она решила – терпению настал конец: больше с этим извергом она жить не будет, подает на развод!

Кто-то посоветовал руководству спортивного общества «Динамо» урезонить зарвавшегося изверга. Воронин получил записку с приглашением 4 января 1966 года прибыть к руководству для серьезного разговора. С утра он выпил бутылку дешевого вина без закуски и отправился на стадион в Петровском парке. Но до него так и не дошел, а позвонил в квартиру Артамоновых.

Его, конечно, впустили. И это была фатальная ошибка. Геннадий подошел к Инге, и со словами: «Лапочка моя, лапочка!..» вдруг резко выкинул вперед правую руку. В ней был нож. Лезвие вошло прямо в сердце…

Она вздрогнула, начала заваливаться на бок. К ней подбежали мама и бабушка. Вызвали скорую. Но что могли сделать врачи, если рана оказалась смертельной…

Проводить Ингу в последний путь вышли тысячи москвичей. Над Ваганьковским кладбищем, где состоялись похороны, тихо кружил снег. Плакали все…