Архив рубрики «Богатые люди»

Одна из самых влиятельных в современном мире моды – fashion-индустрия Гуччи. Но ни один биограф не сможет рассказать вам подробно его настоящую историю. Эта история полна трагических и необъяснимых обстоятельств. Хотя, разумеется, это никак не отражается на популярности моделей марки Gucci. Они по-прежнему любимы во всем мире.

Рождения легенды ничто не предвещало. Во Флоренции жил человек, которого звали Гуччио Гуччи…

Юношей он уехал в Англию и до 1921 года работал швейцаром, лифтером и носильщиком в отеле «Савой». В любой ситуации Гуччио умел находить преимущества. В качестве швейцара у него была возможность любоваться шикарно одетыми людьми из элиты, наблюдать и отмечать то, что больше всего ценят успешные люди в предметах, которыми пользуются. Когда Гуччи потерял работу, то решил в корне изменить свою жизнь.

…Вернулся в Италию он 40-летним с 30 000 лир в кармане. В то время для Италии это были большие деньги.

Гуччи открывает собственную мастерскую по изготовлению чемоданов. В 1923 году выпускает для «золотой» флорентийской молодёжи украшения из кожи. У него ещё нет своего логотипа. Гуччи при создании всех этих аксессуаров волнует главным образом не столько то, какими они получатся и какова будет цена, сколько то, каким будет его логотип. И вот, в творческих муках логотип «родился». Это были две переплетённые буквы G. И получилось, что это не просто удачная находка, а настоящий талисман. Заказы посыпались на Гуччи как из рога изобилия.

По прошествии нескольких лет он открывает множество бутиков кожаных изделий, на которых красуется его фирменный знак. И этот логотип постепенно превратился в легенду…

Расцвет Дома Гуччи пришелся на правление Муссолини. К этому времени семья стала компанией. В 1953 году Гуччи открыл свой первый магазин на Манхеттене. Но на пике славы неожиданно умер. У него остались сыновья – Альдо, Васко, Уго и Родольфо. Поначалу всё шло хорошо. Чтобы увековечить имя отца, а заодно и свои имена, они открыли дом моды Gucci. Но покорения одной только Италии им было мало. Братья решили завоевать весь мир. Постепенно марка с логотипом двух «G» стала символом респектабельности и роскоши. Модный дом начал производить, помимо аксессуаров, одежду, обувь, а позже и парфюм. Слава династии Гуччи росла очень быстро. Завистники и конкуренты Гуччи говорили, что «пиарит» их сама чета Кеннеди. Джон щеголял в мокасинах, выпущенных этой фирмой, а у Жаклин была знаменитая именная сумочка с бамбуковыми ручками. Эта сумочка принесла её создателям мировую известность…

Но успех компании стал её закатом. Братьям Гуччи деньги и слава вскружили голову. В семействе произошел раскол. Наследники Гуччио Гуччи передали свое «детище» компании «Investcorp». К 1990 году марка перестала быть собственностью семьи. Творческий директор компании «Investcorp», умный человек, понимал, что стиль Gucci уже немного поднадоел, и решил его «омолодить». Он назначил главным дизайнером неизвестного, но талантливого Тома Форда. Том «перепробовал» множество профессий и понял, что его предназначение – творить моду.

Форд быстро «взбирается» вверх по карьерной лестнице. В 1996 году получает звание «Модельер года». Тому Форду удается сочетать простоту и роскошь с некоторым эротизмом. В доме Gucci создали популярный стиль «унисекс». Кроме этого, Том Форд специально разработал модель костюма для людей, которые находятся всё время в разъездах.

Давид Ян родился 3 июня 1968 года в Ереване.

Семья, в которой родился и вырос Давид, сложилась на физфаке МГУ. Здесь познакомились двое студентов: он приехал учиться из КНР, она — из Армении. По окончании учебы родители Яна обосновались в Пекине, где и родился его старший брат. Однако в конце 1950-х — начале 60-х в Китае начались известные события («культурная революция» и все с ней сопряженное), и не то что заниматься физикой, но и просто жить там стало затруднительно. Пришлось переселиться в СССР, в Ереван. Здесь в 1968 г. и родился Давид. В Ереване отец Давида защитил диссертацию, стал автором более двух сотен статей и трех монографий, заведовал лабораторией, но свою китайскую родню, в частности мать, т. е. бабушку Давида, в следующий раз увидел только через четверть века — в СССР он сразу же стал «невыездным». Мать Давида занималась химической физикой, и тоже вполне успешно.

Среда в семье была такой, что никаких вопросов о будущей профессии у Давида просто не возникало — он будет физиком, и только физиком. Именно с физикой и связан самый первый в жизни Яна трудный выбор.

События, с которых началась карьера Давида Яна, датируются далеким 1989 г. В стране уже появились первые кооперативы и СП, уже начал раскручиваться маховик недолгой эры стремительных обогащений, а молодой Давид только что успешно перешел на пятый курс МФТИ. Мысль о том, что в деле освоения иностранных языков мог бы очень пригодиться компьютер, приходила ему в голову уже не раз, и вот летом 1989-го Ян решился сам приняться за это дело. При этом он отнюдь не намеревался бросить учебу и погрузиться в коммерцию. «Бизнес-план» выглядел совсем просто: найти команду, которая возьмется за перевод на машинные носители словарной базы, а также человека, который подготовит программную оболочку. Себе Давид отводил роль координатора и генератора идей. Дело было в июне. Ввод словаря в компьютер займет примерно месяц, думал он, примерно столько же времени займет подготовка программы (что в ней сложного?), так что к августу все будет готово. Дальше продаем сто экземпляров по сто рублей, получается 10 тысяч, что примерно в 20 раз больше месячной зарплаты заведующего академической лабораторией. А потом можно будет спокойно заканчивать пятый курс, не заботясь о хлебе насущном, не размышляя, в какой столовой обеды дешевле и сколько стоят джинсы. Программист быстро нашелся: телефонный звонок по объявлению в фирму «Интерфейс» в Черноголовке, разговор с Булатом Гайфуллином, просьба познакомить с программистом, который помог бы сделать некоторую работу. Вот так и сошлись жизненные пути Давида Яна и Александра Москалева, того самого, который в конце концов стал одним из руководителей компании ABBYY и одним из крупнейших ее акционеров. Деталь весьма характерная для тех времен — люди были открыты для сотрудничества и не искали в словах и предложениях потенциального партнера подвохов. Москалева Давид пригласил поработать над программой пока безвозмездно, с тем что, когда пойдут продажи, доходы будут делиться поровну.

Подумав неделю, Александр Москалев согласился на предложение Давида, и дело закрутилось. “Поскольку я учился на четвертом курсе института, мы планировали управиться с компьютерным словарем за летние каникулы: за июль написать программу, а за август продать первые сто копий программы, по сто рублей каждую. Мы рассчитывали заработать на Lingvo (так мы решили назвать разработку) десять тысяч рублей – по пять тысяч на брата – и на этом разойтись. Ни я, ни Александр не собирались создавать компанию. Тем более что пять тысяч рублей по тем временам были просто фантастической суммой (для сравнения: моя полуповышенная стипендия тогда составляла пятьдесят пять рублей, а хорошая летняя шабашка приносила студенту около четырехсот рублей). В то время нам казалось, что мы стоим на пороге студенческого богатства. Реальность оказалась суровее: только в январе следующего года в словарь были внесены последние изменения, а первые три копии были проданы только в мае (правда, ушли они по семьсот рублей). Так мы вернули инвестированные деньги и немного заработали. В конце концов дело нас затянуло, и пришлось-таки создать фирму. Назвали мы ее – “Бит”».

Развитие бизнеса требовало новых идей, которые не заставили себя долго ждать. Фирма “Бит” решила реализовать концепцию “От листа на одном языке, до листа на другом языке”. Было решено продавать программы в комплекте, который позволял бы автоматизировать весь цикл перевода документа – от сканирования, распознавания и коррекции до перевода. “Как оказалось, это было удачным решением – потребность в таком комплексном продукте была, и люди охотно его покупали. Мы решили совершенствовать программы, входящие в комплект, – систему оптического распознавания текста (OCR – Optical Character Recognition), электронный переводчик, системы коррекции орфографии и электронный словарь (Lingvo). Но тут же наткнулись на препятствие – оказалось, что развивать продукт, который тебе не принадлежит, очень трудно. Разработчики не воспринимали наши идеи, а продавать исходные тексты своих программ они не хотели, – и тогда мы решили действовать сами”. В результате компания “Бит” разработала свой корректор орфографии LingvoCorrector и программу оптического распознавания текста FineReader. С переводчиком получилось проще – удалось найти общий язык с питерской командой ProMT, которая стала поставлять свою систему машинного перевода

Через год с небольшим, в августе 1993 г., свет увидела первая версия программы FineReader. Успех нового проекта был в значительной мере обусловлен тем, что практически с самого начала работа велась параллельно над двумя версиями программы. В самой первой были реализованы отработанные алгоритмы, реализация которых не сулила серьезных неожиданностей, но имеющие принципиальные ограничения по точности распознавания, своего рода потолок, выше которого не прыгнешь. Вторая же версия требовала определенной исследовательской работы (прежде таким образом никто распознавать не пытался), экспериментов, но зато в случае успеха дала бы много более высокую точность и позволяла бы дальнейшее совершенствование. Словом, это был не проект по разработке программного продукта, а маркетинговый проект по выходу на рынок — сначала застолбить место, а затем развивать успех. Как мы видим, Давид Ян к этому этапу уже успел неплохо освоить законы рынка, в то время когда FineReader 1.x успешно продавался, а до версии 2.0 предстоял еще долгий путь. Выпуск версии 2.0 сильно поднял планку для российских систем OCR. Система стала стабильно побеждать в сравнениях российских систем.

В 1997 г. фирма окрепла настолько, что смогла позволить себе роскошь попытаться выйти на западные рынки, тем более что оба «флагманских» продукта вполне для этого подходили. Стратегия выхода на региональные рынки (хотите смейтесь, хотите гордитесь, но в ABBYY рынки США и Европы называют региональными) была изобретена в то время исполнительным директором компании Сергеем Андреевым. Стратегия заключалась в том, чтобы найти на данным рынке партнеров, поработать с ними 1—2 года как с дистрибьюторами, затем постепенно интегрироваться с одним из них вплоть до дочернего предприятия, если партнер докажет свою лояльность и профессионализм. Так появились ABBYY Украина, ABBYY USA, ABBYY Europe. Для конкурентов это была очень неприятная неожиданность. И вот в США основным конкурентом была предпринята попытка противостоять программам от ABBYY. Уровень качества программ не давал противникам заметных конкурентных преимуществ, и было решено развернуть битву в американском стиле — на правовом поле. Против ABBYY USA было возбуждено несколько судебных преследований. При этом Давида предварительно честно предупредили о том, что его ожидает: неважно, кто победит в последней из судебных инстанций, — многолетние судебные издержки и гонорары адвокатов съедят все потенциальные доходы. Ян не сдался — и машина заработала. Американцы очень хорошо знают свои законы и умело пользуются этим знанием, но порой позволяют себе пренебречь законами других стран. В европейском представительстве ABBYY обнаружили, что в нескольких странах Старого Света, в частности в Германии, данный конкурент ABBYY реально нарушает законы, защищающие потребителей. Против конкурента были возбуждены судебные иски, что называется, обреченные на успех. Дело запахло перекрытием всей дилерской сети и… Конкурент отозвал свой иск. Решение о выходе за пределы России оказалось более чем своевременным — кризис 1998 г. ABBYY пережила с минимальными потерями.

Добротный авантюрный дух, стремление выйти туда, где еще не ступала нога бизнесмена, не оставляли и не оставляют Давида Яна. Впереди был проект Cybiko, заслуживающий отдельного очерка, а проект по семантическому анализу естественной речи, не имеющий пока своего имени, не завершен и по сей день. Есть и несколько других не столь амбициозных проектов.

В настоящее время Давид Ян — председатель совета директоров компании ABBYY Software House.

По состоянию на август 2008 года в международной группе компаний ABBYY работает 670 сотрудников: ведущих инженеров, ученых и лингвистов, разрабатывающих технологии искусственного интеллекта, оптического распознавания документов (Optical Character Recognition (OCR), ввода форм (ICR) и прикладной лингвистики.

Сегодня компания имеет офисы в 8 странах мира, продает свои программные продукты более чем в 100 странах. Среди наиболее известных продуктов компании – система оптического распознавания текстов ABBYY FineReader и электронный словарь ABBYY Lingvo.

Более половины всех сканеров и многофункциональных устройств в мире (свыше 14 миллионов устройств ежегодно) комплектуются системой ABBYY FineReader.

Наряду с основной деятельностью в рамках компании ABBYY, Давид участвует в ряде других проектов в качестве со-основателя, предпринимателя и/или со-инвестора.

В качестве примера подобных проектов следует отметить: создание первого в мире карманного коммуникационного компьютера для подростков Cybiko (Россия, США, Тайвань, 1998-2003 гг); участие в компании ATAPY Software (www.atapy.com, 2001); основание и участие в работе компании iiko, создающей систему нового поколения для управления ресторанами и сервисами индустрии гостеприимства («Айко», www.iiko.ru, 2005); участие в ряде творческих проектов, таких как мастерская FAQ-Cafe (www.faqcafe.ru, 2004), ресторан, клуб, галерея ArteFAQ (www.artefaq.ru, 2007); участие в благотворительных и образовательных проектах, таких как образовательный фонд Ayb («Айб», www.ayb.am, 2005), участие в работе Наблюдательного совета МФТИ, участие в работе образовательного центра Tumo (2006) и ряд других проектов.

Давид Ян – автор большого числа публикаций и обладатель ряда патентов, согласно рейтингам специализированной прессы является одним из самых известных ИТ-предпринимателей в России.

Интересуется современным искусством, архитектурой, социо-коммуникативными технологиями.

Женат, воспитывает двоих детей.

В директоре компании «Енисейлесстрой» Владимире Сиделеве сочетается несочетаемое. Он с детства любит порядок. Чтобы все было по линейке: по росту, рядами, на своих местах. О таких говорят: человек-система. Однако о нем можно сказать и обратное: он романтик, мыслящий образами, одушевляющий неодушевленное. Например, возводимые им дома. Они все у него разные, как люди.

«Деловой квартал» — Красноярск. Журнал для бизнеса и карьеры.Владимир Сиделев не любит повторяться. Все построенные им объекты — в единичном экземпляре. «Всегда с гордостью говорил: мы строим высококлассное жилье. Теперь к этой фразе прибавляю: к сожалению», — говорит Владимир Сиделев. Кризис, по его словам, ударил по дорогому жилью особенно больно: «Кризис — это как непреодолимое препятствие: напролом пойдешь — сломаешься. Потому его лучше обойти, в нашем случае — удешевлять жилье. Решение для меня непростое, но выбора нет. Я оптимист, думаю, справимся».
Строительство — это философия

Владимир Сиделев — строитель порядкаВладимира Сиделева любит удача. По жизни он тянул счастливые билеты. Первый такой «билетик» вытянул ещё подростком — в 14 лет определился с выбором профессии. Причем в строительстве он увидел не просто ремесло, а целую философию. Строители — это люди, которые приходят и все меняют. Борются с невежеством, несут прогресс.

— Я родом из крестьянской семьи, все мои родные были связаны с землей. Ни о каком строительстве я ребенком и понятия не имел. Однако помню с самого детства такое ощущение — в деревне мне не хватало какого-то порядка, казалось, что все вокруг должно быть ровнее, прямее, выше и т. д.
Все вокруг поменялось, когда в поселке под городом Назарово, где мы жили, стали строить ГРЭС. Стройка была объявлена комсомольской, к нам приехали высококлассные строители со всего Советского Союза. Мы увидели других людей, с индустриальной психологией, другую технику, другой ритм работы. И мне тогда засело в мозг: строители — это люди, которые несут развитие, прогресс.
Когда строительство началось, я уже был четырнадцатилетним подростком, все происходящее меня так захватило, что я пошел летом, после учебного года, подрабатывать на стройку. Причем за одно лето умудрился поучаствовать в строительстве стадиона, нескольких жилых домов, дороги. Хоть и был на подхвате, все же понял: мне это дело очень нравится. К окончанию школы я не метался с выбором профессии, знал: буду строить. Правда, не мог определиться, что именно. Рассматривал вариант пойти в военные строители — у нас был родственник, который занимался строительством мостов, понтонов. В последний момент передумал быть военным и поехал в Красноярский политех поступать на строительный факультет, изучать промышленное и гражданское строительство. Помню, на собеседовании после экзаменов говорил профессиональными строительными терминами, чем вызвал удивление у комиссии. Думали, зазубрил, чтобы произвести впечатление. А это был уже мой родной язык.
Хотел быть генералом, стал подполковником

Его карьера сразу пошла в гору. Правда, тут удача ни при чем, говорит он. «Я трудоголик, много работал, работал с интересом. Руководство не могло этого не заметить», — уверен Владимир Сиделев. В 24 года он уже руководил строительством завода.
— Я со второго курса института стал подрабатывать на стройках — в стройотрядах, самостоятельно. Еду на объект — в одном мешке вещи-инструменты, в другом — учебники.
Получил диплом в середине 70-х, тогда в Красноярске строительство развивалось стремительно, все кипело и бурлило. Я устроился в трест «Промхимстрой», предприятие, скажу без ложной скромности, заложившее основы промышленного строительства в Красноярском крае. Многие руководители из строительной отрасли региона прошли школу этого треста.
Достаточно быстро моя карьера пошла вверх. Потому что много работал, частенько утром просыпался носом на чертежах.
Тогда я попробовал себя и в качестве общественника — год был секретарем комитета комсомола треста. Однако я быстро понял, что общественная деятельность — не мое. Я более конкретный человек. В итоге мой потенциал направили в другое русло — я был назначен начальником строительства химкомбината «Енисей». Выступал там старшим генподрядчиком, все смежники структурно подчинялись мне. Сложно сказать, каким я был руководителем в неполных 25 лет Щеки сильно приходилось надувать (улыбается). Страха никакого не было. Я человек по-хорошему амбициозный, уже тогда чувствовал в себе потенциал управлять строительным трестом с несколькими тысячами работников, с сотнями миллионов рублей осваиваемых капитальных вложений. Это все равно что стать армейским генералом.
Хотел стать генералом, а дослужился до подполковника Федеральной службы безопасности.

— Меня призвали в армию, но вместо армии отправили учиться в высшее военное учебное заведение. Кстати, служил там с людьми, которые сейчас занимают высокие государственные посты. Я же их знал 25-летними лейтенантами.
Закончил училище, вернулся в Красноярск. До конца от своей первой профессии не отходил — моя новая деятельность была частично связана со строительством, я принимал участие в возведении нескольких объектов государственной важности. Прослужил 18 лет.
Жилье для банкиров

В начале 1994 г. он уволился из органов. Говорит, решил начать жизнь с чистого листа. Причина? Жизнь сильно менялась и давала большие возможности, а политика государства в отношении военнослужащих стала переменчивой — сегодня они нужны, завтра — не очень. Исчез порядок, который для Владимира Сиделева был так важен.
— Я пошел в наемные управленцы в акционерную компанию «Енисейлес» — заместителем председателя правления по строительству. Через полтора года работы мы окончательно решили, что надо прекращать работать с внешними подрядчиками и создавать свое строительное предприятие — «Енисейлесстрой».
На старте в «Енисейлесстрое» было два сотрудника — я и ещё один учредитель — и больше никого. Как создавать коллектив? Я поехал туда, где когда-то работал, откуда я пошел на службу. Обратился к людям, которые практически 18 лет меня не видели: пойдете за мной? По сути, звал в никуда. И несколько человек, опытные специалисты, которые помнили меня совсем ещё юным инженером, пошли.

Что у компании было на старте, так это заказы. Первый наш объект — элитный жилой дом с офисными площадями на улице Горького. Спрос тогда на такое жилье был высоким. Наши первые покупатели — предприимчивые люди, которые быстро вошли в рынок. Они хотели улучшить свои жилищные условия, а высококлассное жилье в центре города тогда строилось только для чиновников высокого ранга. Этот дом заселили в основном банкиры.
Со старта избрали для себя такую стратегию — мы строим индивидуальные объекты, за объемами не гонимся. Надо сказать, ей до последнего времени мы оставались верны — за всю историю компании мы не построили ни одного повторяющегося объекта.

Тогда же, на старте, я вытянул ещё один счастливый билет — завязал партнерские отношение с немецкой компанией «Карл-Кайзер Баумайстер», занимающейся продажей отделочных материалов. Мы закупали у них продукцию в большом количестве, брали с запасом, потому что было сложно предугадать, что именно выберет заказчик. Остатки реализовывал наш партнер «Енисейлес», который тогда специально для продажи этих материалов учредил магазин «Кайзер», думаю, известный всем красноярцам, которые делали евроремонт в середине 90-х.

Вместе с материалами я привез немецких специалистов для обучения наших рабочих. Люди изучали новый инструмент, учились работать с новыми материалами у высококлассных профи. Обучали по принципу «делай, как я». В итоге мы стали одними из родоначальников евроотделки в Красноярске.
Строили быстро и качественно, отделывали объекты нестандартно — за счет всего этого практически со старта заработали себе имя.
Плюс 30% комфорта

Владимир Сиделев говорит, был в его бизнес-стори счастливый случай — ему доверили руководить строительством городка для иностранных специалистов, расположенного в Соснах, неподалеку от губернаторской резиденции.

— На этом объекте трудились специалисты из 7 стран. «Енисейлесстрой» встал с ними в один ряд, а через год-полтора стал одним из основных подрядчиков.

Этот объект для меня важен ещё и потому, что я там закалялся как руководитель. Во-первых, приходилось часто принимать нетипичные решения и брать на себя колоссальную ответственность. Во-вторых, отточил там навыки работы с людьми: нужно было искать общий язык с представителями разных стран, имеющими разные культуры строительства, разные темпераменты и т. д. Приходилось и воевать, и примирять.
По ходу строительства городка, в начале 2000-го, мы пришли к выводу, что компания доросла до того, чтобы заниматься возведением собственных объектов. Хотели, чтобы наше предложение отличалось от массового. Поставили себе задачу — строить жилье, которое на 30% было бы лучше социального. Для собственных проектов домов выбрали такое позиционирование — нижняя планка бизнес-класса. Это не элитное жилье, оно для тех, кто не может себе позволить купить дом за городом, квартиру «дворцового» типа, его покупатель — тот, кому по силам значительно улучшить свои жилищные условия.

Досье
Владимир Сиделев
Родился: в 1953 году в с. Кольцово Назаровского р-на.
Образование:
1970—1975 гг. — окончил Красноярский государственный политехнический институт (строительный факультет, специальность «Промышленное и гражданское строительство»);
В 1981 г. закончил высшее учебное заведение КГБ СССР.
В 2007 году присуждена ученая степень кандидата технических наук (тема диссертации «Разработка новых конструктивных решений и опыт экспериментального малоэтажного строительства в сложных грунтовых условиях»).
Карьера: 1975—1978 гг. — производитель работ в тресте «Красноярскпромхимстрой».
1978—1993 гг. — проходил действительную военную службу в органах госбезопасности.
1994—1995 гг. — заместитель генерального директора АО «Енисейлесинвест».
С 1995 г. по настоящее время директор ООО «Енисейлесстрой».
Семейное положение: женат, двое детей.
Увлечения: садоводство.
Игра в одни ворота

Конкуренцию на рынке Владимир Сиделев почувствовал примерно три года назад. В исторически «его» сегмент жилья пошли другие застройщики, на рынке же коммерческой недвижимости появились внешние инвесторы, которые чаще всего предпочитали своих, уже сложившихся партнеров. Но это все цветочки, настоящие «проблемы-ягодки» Сиделеву преподнес кризис.

— Прошлой осенью прогнозировали, что сегмент недешевого жилья пострадает в меньшей степени. Ерунда! Наш потребитель пострадал не меньше других. Сейчас наши потенциальные покупатели говорят: я не уверен в завтрашнем дне. Теперь они рассуждают так: плохонькую, маленькую квартирку, но куплю. А на хорошую они не рискуют брать кредит или ипотеку. Для себя я так прогнозирую: если ситуация в ближайшее время не изменится, наш сегмент жилья вымоется с рынка. При текущей ситуации он просто не вписывается в него.

Можно, конечно, упереться лбом и ждать чуда. Но, думаю, это не выход. Сейчас надо действовать, обходить препятствие. Хотя, признаюсь, психологически дается это непросто. Мы начали перепроектировать-трансформировать ранее запроектированные объекты. Снижаем их показатели, опускаем в сторону социального жилья. Иного способа удешевить объекты я не вижу.
Сейчас же с нашей себестоимостью жилья мы мимо всех государственных программ, так как она выше той цены, которая предлагается государством. Однако одним «упрощением» жилья проблему его дороговизны не решить. И это уже не только проблемы «Енисейлесстроя», это проблемы отрасли в целом. Например, я так и не услышал здравого объяснения, зачем Президиум Верховного суда РФ разрешил узаконить земельные участки под частными домовладениями, находящимися в зоне сноса, под которыми не было официально закрепленных земельных участков. Ещё законодатель никак не может определиться с тем, что мы должны давать людям, которых переселяем из зоны застройки. За половину лачужки её жители с нас требуют три квартиры. И мы ничего не можем поделать — они не хотят переезжать в хорошую квартиру, они хотят три хороших квартиры. Вспомните два дома, стоящие около ТРК «Огни», весь город с ними мучается и ничего поделать не может. Для «Енисейлесстроя» эта проблема особенно актуальна, так как мы строим объекты в основном точечно и вкладываем огромные средства в расселение жителей домов, идущих под снос. Если перевести наши затраты в цифры, то на расселение 45 семей мы потратили 100 миллионов рублей.

Кроме того, зачем застройщиков заставляют платить за присоединение к источникам? Покупатели нашего жилья и так будут платить за тепло и воду, зачем за присоединение платить ещё и застройщикам? Не понимаю я такого подхода к решению социально значимых задач. Причем речь идет о колоссальных затратах. Присоединение нескольких домов нам обойдется в 45 миллионов рублей. Как в этой ситуации удешевлять стоимость квадратного метра?.. Сейчас, в кризис, я считаю, законодателю самое время решить эти вопросы. Их цена, не побоюсь этого сравнения, — целая отрасль.
В другой системе координат

Я трудоголик, говорит Владимир Сиделев. И этим все сказано — он приходит на работу засветло, уходит — затемно. Признается, что когда многие поняли, что трудоголизм — это болезнь, и стали с ней бороться, он тоже попытался, но вылечиться не смог.

— Все 15 лет на первом месте была работа. Создание с нуля предприятия с мощным производственным потенциалом забрало меня от семьи. Дети росли самостоятельными, с профессией определялись сами. Я им ничего не навязывал, как в свое время ничего не навязывали мне мои родители. Дочь — психолог по первому образованию, потом закончила высшие режиссерские курсы, мастерскую Хотиненко — Тодоровского. Она профессиональный режиссер. В прошлый День строителя родила мне внука. Сын — финансист, работает со мной.

А вообще, есть у меня одно увлечение. Люблю на даче повозиться — я Дева, знак Земли. Стремлюсь навести ландшафтную красоту, цветы, кустарники разные с женой растим. Мне важно, чтобы все было красиво, в порядке.

Перед пасхальными праздниками влиятельный журнал «Forbes» опубликовал список ста богатейших людей Российской Федерации. Характерным отличием списка 2009 года от результатов прошлых лет стало резкое сокращение состояния его участников, поэтому издание назвало составленный рейтинг «кризисным вариантом». Для сравнения: в нанышнем рейтинге в списке российских богачей оказалось всего 32 миллиардера, в то время как в 2008 году их насчитывалось 110. Информационное агентство ЛІГАБізнесІнформ проследило путь российских миллиардеров и миллионеров к вершине финансового Олимпа.

Михаил Прохоров. Президент группы «Онэксим», занимающий первую строчку в российском рейтинге топ-100 со своими $9,5 миллиардами, в разное время работал на высших руководящих постах ряда банков — «Международной финансовой компании», «Онэксим-Банка», «Росбанка». С 2001 года возглавлял компанию «Норильский никель». В 2007-м создал и возглавил группу «Онэксим».

К активам группы «Онэксим» относятся (входят и/или находятся под управлением):

- золотодобывающая компания «Полюс Золото»;
- производитель алюминия «РУСАЛ»;
- горно-металлургическая компания «Интергео»;
- энергетическая компания ТГК-4;
- инвестиционно-девелоперская компания «Открытые инвестиции»;
- страховая компания «Согласие»;
- КБ «АПР-Банк»;
- Медиагруппа «Живи!».

Роман Абрамович. Владелец компании «Millhouse» с $8,5 млрд. и второй строчкой рейтинга в конце 1980-х начал свою трудовую деятельность с производства игрушек в кооперативе «Уют». В 1995-1997 гг. Р.Абрамович приобрел ряд акций «Сибнефти». В 2000 году Р.Абрамович совместно с Олегом Дерипаской создал компанию «Русский алюминий», а также стал совладельцем «Иркутскэнерго», Красноярской ГЭС и автомобилестроительного холдинга «РусПромАвто». Тогда же Р.Абрамович выкупил пакет акций ОРТ, после чего перепродал их Сбербанку. Весной 2001 года акционеры «Сибнефти» скупили блокирующий пакет акций компании «Аэрофлот».

В октябре 2001 года становится официально известно о создании акционерами «Сибнефти» компании «Millhouse Capital», зарегистрированной в Лондоне и получившей в управление все их активы. В декабре 2002 года «Сибнефть» совместно с ТНК приобрела почти 75% акций компании «Славнефть». Летом 2003 года Р.Абрамович купил находящийся на грани разорения английский футбольный клуб «Челси», выплатил его долги и укомплектовал команду дорогими футболистами. В 2003 году произошла попытка слияния «Сибнефти» и компании «ЮКОС», которая сорвалась по инициативе Р.Абрамовича после ареста М.Ходорковского и предъявления «ЮКОСу» многомиллиардных налоговых претензий. В течение 2003-2005 гг. Р.Абрамович продал свои пакеты акций «Аэрофлота», «Русского алюминия», «Иркутскэнерго» и Красноярской ГЭС, «РусПромАвто» — и, наконец, «Сибнефти».

Вагит Алекперов. Российский предприниматель, управленец, президент и совладелец крупнейшей нефтяной компании России «Лукойл» ($7,8 млрд. и третья строчка рейтинга) начал свою трудовую деятельность с поста старшего инженера-технолога нефтепромысла НГДУ имени А.Серебровского ПО «Каспморнефть». В начале восьмидесятых В.Алекперов работал в Центральной инженерно-технологической службе НГДУ «Холмогорнефть» ПО «Сургутнефтегаз» в Тюменской области. В 1985-1987 гг. работал первым заместителем гендиректора ПО «Башнефть» по Западной Сибири Министерства нефтяной промышленности СССР. В 1987 возглавил ПО «Когалымнефтегаз».

На заре девяностых В.Алекперов служил на посту заместителя Министра нефтяной и газовой промышленности СССР, а в 1991 стал первым замминистра.

В 1992 году В.Алекперов стал президентом нефтяного концерна «Лукойл», и с 1993 является президентом ОАО «Лукойл» (впоследствии — НК «Лукойл»).

Михаил Фридман. Будущий основатель консорциума «Альфа-групп» проявил задатки бизнесмена в конце восьмидесятых, когда организовал кооператив «Курьер» по мытью окон. В 1989 году был учрежден кооператив «Альфа-фото», который позднее стал одним из учредителей СП «Альфа-Эко». Через год, посвященный первоначальному накоплению, появился на свет «Альфа-банк».

Сейчас деятельность «Альфа-Групп» распространяется на такие сферы бизнеса как: добыча нефти и газа, коммерческая и инвестиционная банковская деятельность, управление активами, страхование, розничная торговля, телекоммуникации, средства массовой информации, водоснабжение и водоотвод, инвестиции.

«Альфа-Групп» владеет акциями одной из крупнейших нефтяных компаний THK-BP. Последней принадлежат пять НПЗ в России и Украине и около 1100 АЗС на территории обоих государств. М.Фридман посредством компании «Altimo» инвестирует в «ВымпелКом», «МегаФон» и «Киевстар», «Turkcell». Среди прочих компаний, входящих в состав консорциума, — компания «X5 Retail Group N.V», «СТС Медиа», «A1″, а также группа «Росводоканал».

Владимир Лисин. «Миллиардер N4″ начал трудовую свою деятельность в 1979 году сталеваром В 33 года он стал заместителем генерального директора Карагандинского металлургического комбината, одного из крупнейших комбинатов страны.

В девяностых В.Лисин входил в советы директоров Саянского и Новокузнецкого алюминиевых заводов, Красноярского, Новолипецкого и Магнитогорского металлургических комбинатов. В настоящее время является генеральным директором «Российской управляющей металлургической компании» («Румелко»).

Сейчас В.Лисин контролирует практически 100% Новолипецкого металлургического комбината. По словам самого бизнесмена, у подконтрольных ему структур находится более 2% акций «Норникеля». «Румелко» владеет более 50% акций завода по производству телевизоров «Рубин».

Александр Абрамов. Бизнесмен на заре своей трудовой деятельности — до 1992 года — активно занимался научной деятельностью, возглавлял крупную лабораторию в Институте высоких температур Академии наук СССР, затем стал коммерческим директором. А.Абрамов — основатель и в течение 12 лет бессменный лидер «ЕвразХолдинга», крупнейшей в России компании черной металлургии.

«Евразхолдинг » управляет тремя меткомбинатами — Нижнетагильским, Западно-Сибирским и Кузнецким. В состав «Евраз Груп» также входит ряд предприятий-поставщиков угля и железорудного концентрата, и Находкинский морской порт.

Алексей Мордашов. Гендиректор «Северстали» с нынешними $4,3 млрд. в 1988 году начал работать на Череповецком меткомбинате. Среди занимаемых им должностей были: экономист, начальник бюро экономики и организации труда ремонтно-механического цеха, заместителя начальника планового отдела.

В 1992 году А.Мордашов стал директором по финансам и экономике. Начиная с 1993-го, руководил процессом приватизации комбината, преобразованного в ОАО «Северсталь». Получил контроль почти над 96% акцией предприятия, а в 1996 году стал его генеральным директором.

В 2002 году после реструктуризации «Северстали» А.Мордашов стал гендиректором управляющей компании «Северсталь-групп» и председателем совета директоров ОАО «Серверсталь» и других компаний, входящих в холдинг. Бизнес-интересы А.Мордашова распространяются на предприятия горнодобывающей, деревообрабатывающей, автомобильной промышленности, страхование, транспорт и СМИ.

Леонид Федун. Предприниматель начал идти к своим $4,3 млрд. в 1984 году, когда работал преподавателем политэкономии и политологии Военно-политической академии им. Ленина.

В 1992 году Л.Федун возглавил ТОО «Нефтьконсульт», позднее — «ЛУКойл-Консалтинг». В 1993-м стал гендиректором «Нефтяного фонда промышленной реконструкции и развития». В 1994 году Л.Федун занял пост вице-президента по экономическому анализу и информации АО «Нефтяная компания «Лукойл», а в 1995-м стал вице-президентом — начальником Главного управления перспективного развития и операций с ценными бумагами «Лукойла».

Л.Федун входит в наблюдательный совет страховой компании «Лукойл», советы директоров Московской независимой вещательной корпорации «ТВ-6 Москва», банка «Империал», ЗАО «Телеэкспресс» (телеканал М1). В настоящее время является вице-президентом ОАО «Лукойл», основным акционером и председателем совета директоров ФК «Спартак» (Москва).

Герман Хан. Нынешний исполнительный директор «ТНК-ВР» ($4 млрд.) начинал трудовой путь с ученика слесаря на Киевском опытно-экспериментальном заводе нестандартного оборудования. В 1988 году в струе кооперативного движения Г.Хан работал в кооперативах «Поиск» и «Космос», в 1989 году стал заместителем председателя кооператива «Александрина».

В 1990-м Г.Хан стал начальником оптовой торговли, затем начальником отдела экспорта компании «Альфа-Эко». В 1995 году возглавил сырьевой департамент «Альфа-Эко». С 1996 года — президент «Альфа-Эко». С начала 1998-го — заместитель председателя правления, первый вице-президент «Тюменской нефтяной компании», в дальнейшем — ее исполнительный директор.

Олег Дерипаска. Замыкающий десятку российских богачей ($3,5 млрд.) начинал с небольшого бизнеса по торговле металлами. В 1994 году 26-летний О.Дерипаска стал гендиректором Саяногорского алюминиевого завода, а в 1997-м выступил инициатором создания первой на постсоветском пространстве вертикально интегрированной промышленной компании — группы «Сибирский алюминий» (в 2001 году переименована в «Базовый элемент»), ядром которой стал Саяногорский алюминиевый завод. В дальнейшем компания объединила ряд ведущих предприятий алюминиевого комплекса России, выпускающих разнообразную продукцию из алюминия и его сплавов — от проката и полуфабрикатов до сложных архитектурных конструкций, комплектующих для авиакосмической, автомобильной и судостроительной промышленности. Через три года после образования Группа «Сибирский алюминий» вошла в десятку ведущих мировых производителей продукции из алюминия.

В 2000-м О.Дерипаска стал генеральным директором компании «Русский алюминий» («Русал»), в состав которой вошли алюминиевые и глиноземные заводы компаний «Сибирский алюминий» и «Сибнефть». В 2007 году произошло слияние алюминиевых и глиноземных активов компании «Русал», занимавшей третье место в мире по производству алюминия, Группы «Суал», входившей в десятку ведущих мировых производителей алюминия, и глиноземных активов швейцарской компании «Glencore». В итоге созданная объединенная компания «Российский алюминий», в которой О.Дерипаска возглавил наблюдательный совет, стала крупнейшим в мире производителем алюминия и глинозема.

Основные активы «Базового элемента» сосредоточены в шести секторах — энергетическом, ресурсном, строительном, машиностроительном, финансовых услуг, авиационном. В портфель «Базового элемента», наряду с «Российским алюминием», входят группа ГАЗ, «Ингосстрах», «Евросибэнерго», «Главмосстрой», банк «Союз» и т.д. В конце 2007-го российский «Базовый элемент», украинская группа «Development Construction Holding» и австрийский концерн «Strabag SE» создали многопрофильный строительный холдинг «Strabag Ukraine».

Василий Пономарев, основатель спортивного клуба «Богатырь», серьезно «болел» культуризмом и хотел развивать этот вид спорта. Время показало, что ему удалось и то, и другое
27.04.2009 версия для печати

В конце 80-х спортивный клуб «Богатырь» стал первой в Красноярске официально зарегистрированной частной спортивной организацией. Ее основатель Василий Пономарев говорит, что тогда его целью было не просто заработать. Он серьезно «болел» культуризмом и хотел развивать этот вид спорта. Время показало, что ему удалось и то, и другое.

«Деловой квартал» — Красноярск. Журнал для бизнеса и карьеры.Такие качества, как целеустремленность и вера в то, что он все делает правильно, ведут Василия Пономарева по жизни с самого детства. В 10 лет ему в руки попала книжка «Гантельная гимнастика», и он загорелся идеей культуризма. Однако он жил тогда в деревне и понятия не имел о тренажерных залах, даже элементарные силовые снаряды были ему недоступны. Но у Василия Пономарева уже тогда был твердый характер. «Штангу и гантели взять было негде, поэтому я сделал их сам из колес от сломанной лесопилки. Они и стали моими первыми спортивными снарядами», — вспоминает г-н Пономарев.
На голом энтузиазме

Бизнес по-БогатырскиВ 1963 г., после окончания восьмилетки, Василий Пономарев приехал в Красноярск и поступил в профтехучилище № 22. Здесь он увлекся вольной борьбой, записался в секцию и всего через год занятий стал чемпионом города, а потом и чемпионом края среди юношей. Имея очевидный спортивный талант, г-н Пономарев однако не мечтал стать профессиональным спортсменом. «Главным для меня была сначала учеба, а потом работа. Так уж меня воспитали, что человек в первую очередь должен владеть каким-то ремеслом, а спорт — это так, развлечение», — говорит Василий Пономарев.
Закончив училище, он некоторое время работал электромонтажником на одном из красноярских предприятий, а потом переехал в Омск — хотел быть поближе к своей невесте, с которой познакомился, учась в училище. Именно там Василий Пономарев всерьез увлекся атлетизмом. «В Омске он был более развит, чем в Красноярске. Там я встретил людей, которые меня многому научили», — вспоминает г-н Пономарев.

После службы в армии он вернулся в Красноярск и начал не только сам активно заниматься атлетизмом, но и пытаться вывести его из «подполья». «В советском обществе культуризм считался буржуазным явлением, не имеющим отношения к спорту. Поэтому занятия им не приветствовались», — поясняет Василий Пономарев. Он говорит, что даже тренажерных залов тогда практически не было и все оборудование атлетам приходилось делать самим.
В течение 10 лет он и его единомышленники как могли пропагандировали атлетизм, доказывали его «полезность» спортивным чиновникам, привлекали публику и спортсменов. «Лед тронулся» только в середине 80-х, когда при краевой федерации тяжелой атлетики была создана комиссия по развитию атлетической гимнастики. Возглавить ее предложили Василию Пономареву. «Я рьяно взялся за дело, и за тот год мы провели сначала показательные выступления наших спортсменов, а следом — первый чемпионат Сибири по атлетизму», — вспоминает г-н Пономарев.
Однако организация первых же соревнований показала, что на голом энтузиазме далеко не уедешь. Культуризм хотя и перестал быть запретным видом спорта, но и развивать его никто не спешил. Финансово и организационно никто не помогал. Поэтому в 1986 г. Василий Пономарев создал кооператив «Богатырь», главной задачей которого стала организация тренажерных залов для занятий атлетизмом.
Первые деньги заработал на американцах

Первый профессиональный зал Василий Пономарев оборудовал в школе борьбы Дмитрия Миндиашвили. «Он сам пригласил меня на должность директора спорткомплекса. Мы обустроили в его школе один из лучших по тем временам тренажерных залов в России. Это подтверждали многие спортсмены, которые приезжали в Красноярск со всей страны», — утверждает г-н Пономарев. Однако этого зала было недостаточно. Необходимо было помещение, которое стало бы одновременно и тренировочной базой, и клубом для культуристов. В поиске такого помещения Василий Пономарев опять сменил место работы: устроился бригадиром в строительную организацию «Главснаба».
«Руководство «Главснаба» выделило нам помещение на проспекте Мира, в котором до сих пор и находится «Богатырь». В 1987 году на его базе мы создали краевую «Федерацию атлетизма», под опекой которой начали развиваться бодибилдинг и пауэрлифтинг. Меня избрали ее президентом. Интересно, что «Федерация атлетизма России» была создана только спустя год после нашей. И когда встал вопрос о месте проведения официального чемпионата СССР по атлетизму, мы предложили провести его у нас. Вся организационная работа легла на мои плечи. Причем, ничего не заработав на организации этого мероприятия, я, напротив, вложил в него немало собственных средств, не считая спонсорских. Зато турнир удался на славу — мы провели его во Дворце спорта при огромном скоплении зрителей. После этого турнира о нашей краевой федерации прокатилась слава по всей России. К нам стали постоянно обращаться, за один год мы провели 33 соревнования», — говорит Василий Пономарев.

Примерно в это же время, в конце 80-х, Василий Пономарев организовал спортивное мероприятие, которое можно назвать его первым бизнес-проектом: привез в край с показательными выступлениями американских атлетов.
«В один из визитов по приглашению «Федерации атлетизма России» на международную встречу я предложил руководству американской делегации приехать к нам в Сибирь. Они согласились, и я, довольный, вернулся в Красноярск готовиться к встрече. Думал, что приедут от силы человек 15, а когда узнал, что их будет 53, схватился за голову. Вы представляете, что значило в 89-м году привезти сюда полста американцев!? Кроме того, это были сумасшедшие по тем временам расходы», — вспоминает Василий Пономарев.

Для встречи заморских гостей были арендованы абаканский театр и стадион «Саяны». Все необходимое оборудование пришлось везти из Красноярска. «Расходы составили в общей сложности 16 тысяч рублей. Большие деньги по тем временам. Я не смог сам найти такую сумму и занял ее у своего друга — красноярского предпринимателя Александра Арсентьева. Причем я честно предупредил его, что могу деньги и не вернуть. На свой страх и риск поставил цену на входной билет — 3 рубля. Мне повезло: набежал полный стадион зрителей — 7 тысяч — и удалось не только отбить все деньги, но и заработать», — рассказывает Василий Пономарев. По его словам, мероприятие получило широкую огласку за океаном: сразу в нескольких американских журналах о нем вышли статьи.

Досье
Василий Пономарев
Родился: д. Красный Дар, Курагинский р-н Красноярского края, 15 января 1947 г.
Образование: 1963–1965 гг. — ГПТУ № 22;
1985 г. — Ивановский энергетический техникум.
Карьера: 1965–1975 гг. — «Сибэлектромонтаж»;
1975–1985 гг. — гараж Красноярского крайкома партии;
1985–1986 гг. — директор спорткомплекса ШВСМ по борьбе им. Д. Г. Миндиашвили;
С 1986 г. директор спортивного клуба «Богатырь».
Cемья: женат, имеет сына и дочь.
Хобби: отдых на природе.
Сам себе создал бизнес

Несмотря на успешный старт, организацию спортивных мероприятий тогда трудно было поставить на поток и превратить в бизнес. Сам «Богатырь» также не приносил еще дохода своему основателю. «В принципе, клуб зарабатывал неплохие деньги, но почти все они шли на организацию турниров, аренду помещений, командировки наших спортсменов и так далее. Тогда деньги для нас были не целью, а средством достижения цели. Мы стремились к тому, чтобы развить наш спорт, сделать его популярным, привлечь к нему зрителей и спортсменов. То есть, можно сказать, мы не пришли в спортивный бизнес, а создавали его сами для себя», — говорит директор «Богатыря».

Еще один проект, которым долгое время «горел» Василий Пономарев — театр силы «Енисейские богатырские забавы»: «Воспитанники нашей федерации выступали с силовыми трюками. Представляете, выходил, например, на сцену культурист и руками сгибал железный лом. Шоу имело громкий успех, мы были с ним в США, Канаде, Монголии, на Дальнем Востоке. Помню, на гастролях возникали забавные случаи при проходе таможенного контроля. Дело в том, что все оборудование и снаряды театр силы возил с собой, а это ни много ни мало несколько центнеров «железа». Естественно, у таможенников возникало подозрение, что мы незаконно перевозим за границу металл», — вспоминает Василий Пономарев.
Держит цену

Василий Пономарев может с уверенностью сказать: то, что когда-то было для него увлечением, сегодня стало бизнесом. Более того, он «протоптал» дорожку и для других: после «Богатыря» в Красноярском крае открылось более сотни частных спортивных организаций и клубов, и продолжают открываться до сих пор.
«Богатырь» сегодня — семейный бизнес: со мной работают сын и дочь, которым я постепенно передаю дела. Сейчас в копилке «Богатыря» кроме тренажерного зала фитнес-студия, магазин спортивных товаров и питания. Мы начали выпускать обучающие видеофильмы для тренеров и спортсменов, где обобщен весь опыт бодибилдинга, накопленный в «Богатыре». Еще одно направление деятельности клуба, которое сейчас ведет мой сын, — поставка тренажеров и спортивного оборудования для фитнес-центров и спортзалов«, — рассказал Василий Пономарев.

Василий Пономарев не без гордости говорит, что сегодня «Богатырь» остается одним из самых доступных спортивных клубов в Красноярске. Такова принципиальная позиция его основателя. По его словам, даже текущий кризис не заставил «Богатырь» поднять цены: «Я не вижу причин для этого. Количество посещений у нас не снизилось, разве что уменьшилось число индивидуальных занятий с тренерами клуба. Наши посетители с началом кризиса не стали уделять меньше внимания занятиям спортом. И это меня радует».

Майкл Делл начинал заведующим кафедрой биологии в Техасском университете, но провел гораздо больше времени с грудой компьютерных деталей в своей спальне, потом перебравшись в библиотеку. А вместо учебы он продавал новые компьютеры по объявлению в местных газетах, пишет Forbes.com.
Это стало прибыльным увлечением. Уже к концу первого курса Делл продавал компьютеров на сумму около $80,000 ежемесячно. Заработав хорошие деньги, в школу он решил не возвращаться.

Он оставил колледж в 19, чтобы основать компанию Dell Inc. Уже спустя несколько лет Делл достиг объемов продаж на сумму 100 миллионов долларов. В конце концов 73 таких , как Делл, тоже оставили учебу в школе.

Они похожи на Делла: покинули школу не для того, чтобы валяться днями перед телевизором, они ушли, чтобы усердно работать.

Делл выразил свое отношение к образованию в Техасском университете на церемонии вручения дипломов: «Суммируйте ошибки и поставьте на первое место ваши возможности. Они дают представление о том, как можно жить лучше и как адски нужно работать, чтобы этого достичь.

Виталий Деньгаев любит готовить. Берет поварскую книгу и начинает доводить блюда до совершенства: то специй новых добавит, то вообще переделает рецепт на свой лад. На бизнес-кухне его авторский почерк тот же — он постоянно занят поиском новых рецептов. К нему можно прийти с собственным инженерным проектом «со стороны» — и он найдет ему применение в своем деле.

«Деловой квартал» — Красноярск. Журнал для бизнеса и карьеры.
Журнал для бизнеса и карьеры
в г. Красноярске

По специальности Виталий Деньгаев горняк — эта профессия «перешла» к нему от родителей. Был он и горным мастером, и главным инженером щебеночного завода. Но жизнь дала резкий поворот, когда его пригласили занять одну из руководящих должностей на мотоциклетном заводе на Урале. Именно там он узнал все тонкости рыночной экономики. Оттуда его «олимпийское спокойствие», умение договариваться и разрешать сложные ситуации.
То взлет, то посадка

— Слово «директор» в моей трудовой книжке появилось в городке Ирбите Свердловской области. Именно там я впервые стал директором — по маркетингу и продажам мотоциклетного завода «Уралмото».

Виталий Деньгаев: «Я уже на старте понимал, что буду выводить компанию на внешний рынок»Работать в холдинг «Объединенные машиностроительные заводы» к Кахе Бендукидзе меня пригласил мой однокашник Вадим Тряпичкин, тогдашний генеральный директор Ирбитского мотоциклетного завода. Когда самолет на Урал оторвался от взлетной полосы, я понял, что еду на работу (улыбается). Эти годы я вспоминаю как одни из самых интересных в жизни, а людей, с которыми работал, с особой ностальгией. Мы работали в условиях жесточайшего финансового кризиса и при этом производили и продавали новые модели легендарных мотоциклов «Урал», отрабатывали новые идеи продвижения, все вокруг крутилось с невероятной скоростью. Совместно с байкерской группировкой «Ночные Волки» продвигали самую популярную модель «Волк», вместе с военными участвовали в выставке в Нижнем Тагиле «УралЭкспоАрмс», с десантниками испытывали мотоциклы в Югославии, в сотрудничестве с союзом каскадеров «Мастер» устраивали грандиозное мотошоу, которое теперь проводится ежегодно.

Осенью 2000 г. взаимоотношения со «СвердловЭнерго» резко обострились, завод отключили от тепла и электроэнергии. Работали на дизель-генераторах, в кабинете генерального по очереди зимой топили буржуйку, но мотоциклы выпускали.

Когда отношения с правительством области и с журналистами стали перманентными, пришлось взять на себя задачу «громоотвода». С этих времен я спокойно отношусь к кризисным ситуациям.

Досье
Виталий Деньгаев
Родился 23 июня 1968 г. в Курагинском районе Красноярского края.
Образование
1985 г. — окончил школу с золотой медалью.
1986–88 гг. — служба в ВС СССР.
1992 г. — окончил Красноярский институт цветных металлов, защитил «красный» диплом по специальности «горный инженер».
Карьера 1992 г. — горный мастер, мастер смены, начальник производства Крутокачинского щебеночного завода МПС РФ, п. Каменный Яр, Красноярский край.
1993–98 гг. — главный инженер Крутокачинского щебеночного завода МПС РФ.
1999–2000 гг. — директор по маркетингу и продажам ОАО «Уралмото» (Ирбитский мотоциклетный завод), Свердловская область, г. Ирбит.
2000–2001 гг. — заместитель генерального директора по связям с правительством — директор по информации ООО «Ирбитский мотоциклетный завод», Свердловская область, г. Ирбит.
2001 г. — начальник управления развития ОАО «Сибмашхолдинг».
2002–2004 гг. — заместитель директора по развитию ООО «КРИС».
С 2004 г. — директор компании «Красноярские машиностроительные компоненты».
Семейное положение: женат, есть дочь.
Интересы: путешествия, кулинария.
Стало тесно в костюме топа

Позже я вернулся в Красноярск по приглашению «Сибмашхолдинга». Успешно вместе с коллегами реализовал ряд проектов, а затем по предложению Дмитрия Сизых перешел в «КРИС» заместителем директора по развитию. Во многом благодарен Дмитрию, человеку демократичному, стороннику свежих, творческих идей. «КРИС» — это кузница кадров, откуда вышло много специалистов, бизнесменов, руководителей. И именно там понял, что костюм наемного управленца мне становится тесноват, и почувствовал моральные силы взвалить на себя ответственность за собственное дело.

Виталий Деньгаев выбрал производство.

— Было твердое желание объединить в собственном деле уже полученные знания, умения, навыки. Одним из наших первых заказчиков стала компания «АЦ Тойота Крепость», открывшая «автодилерское» направление нашей деятельности. А сегодня все крупные автоцентры города оснащены нашим оборудованием. Автодилеры стали нашими постоянными клиентами, сегодня они приносят нам около 10% от оборота. Один из директоров автоцентра как-то сказал: «С вами сложно договариваться, но обращаюсь все равно к вам! Знаю, что сделаете».

Почему сложно?

— У нас такой принцип — выполняем свое дело качественно, но собственную работу и ценим высоко. А заказчику же всегда хочется быстро и по минимальным ценам. Сейчас же более важно, чтобы продукт, как костюм, был по размеру, и цвет, и фасон были бы подобраны правильно, чтобы служил он долго и чтобы тепло было. Поэтому возвращаются к нам и через год, и через два, и даже через четыре.
Брендинг по-красноярски

Сегодня, по словам Виталия Деньгаева, компания «Красноярские машиностроительные компоненты» реализует на территории Красноярского края около 30% продукции, остальные 70% расходятся вне нашего регионаКомпания Виталия Деньгаева сегодня выпускает и потолки метровагонов, и спальные полки пассажирских вагонов, и монтажные шкафы. При таком широком диапазоне видов продукции классическое «заводское» название «машиностроительные компоненты» — это осознанный выбор, заявляет Виталий Деньгаев.

— Словосочетание «машиностроительные компоненты» придумано Кахой Бендукидзе. Одно из подразделений холдинга называлось именно так. Когда задумали делать компоненты для машиностроения, вспомнилось это название. Промониторили: новый бренд «Красноярские машиностроительные компоненты» нормально воспринимался, не выглядел именем непонятной новой компании, суть того, чем мы занимаемся, в нем была отражена. И привязка к городу тоже имелась. Хотя поначалу она меня смущала. Подкупало слово «сибирские», но тогда бы нас многие ассоциировали с Новосибирском. Успокоил себя тем, что ассоциации с Красноярском не так уж и плохи: один из основных промышленных центров России с развитым машиностроением, алюминиевой промышленностью.

Окончательно меня в своей правоте убедила Мария Хохлова, автор идеи конкурса «Бренд года»: «Ведь никто не переживает по поводу баварских машин, а ты чем хуже…» Когда к питерской или московской компании приходит конкурировать другая московская или питерская — это дело обычное. А вот когда туда заявится красноярец, этот факт по крайней мере обратит на себя внимание. Последний аргумент мне очень импонировал еще и потому, что я уже на старте понимал, что буду выводить компанию на внешний рынок.
Главные аргументы — только для вас и точно в срок

Сегодня, по словам Виталия Деньгаева, компания «Красноярские машиностроительные компоненты» реализует на территории Красноярского края около 30% продукции, остальные 70% расходятся вне нашего региона.

Продукция «КМК» — функциональные и декоративные элементы транспортного интерьера — используется на многих предприятиях железнодорожного машиностроения России — торжокском заводе, мытищинском «Метровагонмаше», питерском «Вагонмаше», а также на ремонтных заводах — Новороссийском, Владикавказском, Тамбовском, Красноярском, Улан-Удинском.

— Для рынка строительства и ремонта вагонов метрополитена Санкт-Петербурга мы вообще оказались практически единственной компанией, поставляющей металлические потолки. Наша продукция «ездит» в Минске, сейчас готовим проект для участия в тендере на Киевское метро. У нас подписан договор с «Вагонмашем» по проектированию интерьера для Варшавского метрополитена.

При этом замечу, мы работаем на высококонкурентном рынке. Подобную нашей продукцию выпускают полтора-два десятка заводов в России. Конкуренция жесткая. Когда ведем переговоры с потенциальными заказчиками и нас спрашивают, зачем железяки тащить из Красноярска за 4 тыс. км, мы отвечаем: вам важно, чтобы ваш заказ был выполнен точно в срок и вы получили именно то, что хотели? Мы ценим себя, но гораздо больше — время и деньги партнеров. На рынке, где мы работаем, это редкий и важный аргумент. Иногда выстраиваем логистические цепочки в ущерб себе, но сроки поставки выполняем. Еще одно наше преимущество — приветствуем нестандартные решения. Зачастую заказчик готов платить больше именно за то, чтобы иметь возможность не просто получить функциональный продукт, но и реализовать свои индивидуальные запросы. Один из последних примеров — реконструкция интерьера теплохода «Волна» Енисейского управления водных путей и судоходства. В работе над этим проектом мы предложили заказчику панорамную геометрию остекления и впервые применили в интерьере сочетание стекла, дерева и металла. В нашем архиве есть даже такая история про индивидуальный подход к клиенту: полгода мы с ним обсуждаем проект, затем полтора месяца конструировали изделие, три недели его изготавливали и всего три часа монтировали (смеется).

Хватает ли производственных мощностей на такие объемы работ?

— Действительно, может создаться впечатление, что у нас большая производственная база. На самом деле мы много работы отдаем на аутсорсинг. Сейчас с корпорацией «Алюком» создаем консорциум для решения специфических задач в области транспортного машиностроения, ориентируемся на любые доступные технологии, находящиеся в поле зрения. Одна из наших особенностей — изначальная задача объединять возможности небольших фирм и крупных заводов. Например, сейчас работаем с компанией «Теплый дом». Делаем элементы крепления пожарных лестниц. Казалось бы, у нас с ними профили разные, однако у них оказалось в наличии оборудование, которое мы могли бы использовать… Договорились, в итоге привозим в обед им чертежи, а вечером забираем готовые детали.
Бизнес-кулинария

Виталий Деньгаев утверждает: в работе с коллективом он демократ. Сотрудникам дает право на ошибку и с удовольствием говорит о бывших подчиненных, которые теперь сами руководители.

Какой вы руководитель?

— Снаружи я «белый и пушистый», но принципы соблюдаю четко. Напираю на выстраивание горизонтальных связей в коллективе, По большому счету, никогда не «бью» за ошибки. Ведь не давать человеку оступиться нельзя — у нас не тот бизнес, который бы позволял все изначально разложить по полочкам и наблюдать, как шевелится твой «муравейник». Здесь хватает творческого начала, многое зависит от индивидуальных особенностей сотрудника. Самое важное в жизни — это люди и взаимоотношения. Без них бизнеса не будет. В бизнесе и жизни прощаю предательства. Мужское слово для меня не последний звук. Еще я много значения уделяю делегированию полномочий. Практически каждый у нас — руководитель какого-либо направления люди получают больше самостоятельности и, как показывает опыт, больше отдают компании. Например, рабочий день вроде бы заканчивается в 18:00… но приходите к нам в 19 — и вы застанете практически весь офис на месте. Это особенный стиль компании — люди работают в первую очередь потому, что им интересно.

А какой у вас «домашний» коллектив?

— Моя любовь — жена и дочь. Дочь — одно из лучших моих произведений, ей 12 лет. Она уже весьма интересная и взрослая девушка, с пяти лет занимается танцами, сейчас танцует в «Тодесе». Даже неважно, какого результата она достигнет, важно, что сейчас у нее есть любимое дело, в которое она вкладывает себя.

Люблю готовить. Особенно блюда из мяса — я хищник, вегетарианца из меня не вышло… Готовлю с душой, люблю привносить в традиционные блюда что-то свое. А еще люблю путешествовать с семьей. Мне очень нравится Европа своей историей, культурой, всегда открываю там что-то новое, чего не прочитаешь в туристических брошюрах. В какой бы город мы ни приезжали, утром я встаю очень рано: город по-настоящему выглядит лишь тогда, когда он просыпается. Париж утром пахнет кофе и свежевыпеченным хлебом…

Шелдон Адельсон – другой миллиардер, у которого тоже неполное образование, но полным полно энергии. Адельсон учился в городском колледже Нью-Йорка, но не окончил его, так как был очень занят своими делами.

В возрасте 12 лет Адельсон одолжил у своего дяди 200 долларов, чтобы продавать газеты. Он ушел из колледжа, чтобы стать судебным репортером. Кроме того, ему приходилось работать продавцом, консультантом и туроператором.

Такая сложная тропа позволила ему добиться неожиданного успеха. Он организовал Comdex — торгово-производственную выставку компьютерной техники и смог сделать привлекательной аренду выставочных площадей. Он до сих пор заходит в казино, чтобы приумножить свое богатство. В самом свежем выпуске списка миллиардеров Forbes он занял 12 место с капиталом в 26 миллионов долларов.

Некоторые миллиардеры не начинали работать еще в школе, как Адельсон. Ричард Бренсон, у которого дислексия, был больным студентом. Он забросил обучение в 16 лет, чтобы основать журнал.

Чтобы начать публикации, он занимался почтовыми заказами документов, это дело переросло в Virginy Records. Он рисковал, работая с группой под названием Sex Pistols, с которой не прижились два других бренда. Потом пошли хиты Бой Джорджа и Питера Гэбриэла.

Появилось множество других компаний. Он занялся авиаперевозками, медицинским страхованием и лечебным делом. Следующая остановка: космос. Его последняя компания Вирджин Гелектик занимается космическим туризмом.

Но не судите по опыту этих миллиардеров, которые оставили школу, что учение – совершенно бесполезное занятие. Даже самые известный человек с неполным образованием ( з-й по богатству в мире) признает ценность хороших знаний.

овладелец развлекательного центра «Пирамида», клубов «Колорадский папа», «Урфин Джюс» и «Charlie» долго искал «свою стезю» в бизнесе.
25.10.2007 версия для печати

«Колорадский дедушка» Артур Исгейм сразу признается: «Лен, я никогда прежде не давал интервью». Чувствуется, и фотографа стесняется. Но уже спустя несколько минут, увлекшись воспоминаниями, он не прячет ни эмоции, ни чувство юмора. Парадоксально естественно слова «фишка», «кайф», «прикол» «миксуются» с «первым секретарем райкома». Исгейм, шутя с серьезным лицом, говорит: «Я не клубный человек». Со многими «фишками» в своих заведениях он вообще не согласен: «В «Урфине Джюсе» в мужском туалете у нас экраны, там непрерывно идет эротика, непрерывно! Я, конечно, не сторонник этой идеи, вначале был немного шокирован. А потом как-то привык, подумал: наверное, это нормально».

логотип Сфера влияния
Попытки и мучения

Собственный бизнес у Артура Исгейма появился после того, как он вместе со своим компаньоном Дмитрием Косовым выкупил контрольный пакет акций судостроительного завода, где работал с 1959 года. Но, по словам Исгейма, бывший губернатор Красноярского края Александр Лебедь «настойчиво порекомендовал» им продать акции. Вырученные средства стали финансовой основой разнообразных новых предприятий.

В том помещении, где сейчас находится развлекательный центр «Пирамида», в середине 90-х Исгейм сотоварищи выпекали хлеб.

— Я всегда считал, что хлеб у русских всегда должен быть на столе, они его поглощают в неимоверных количествах. Поэтому мы выкупили помещение и организовали в нем пекарню. В печах из огнеупорного кирпича мы делали хлеб, различные булочки. В одну печь их входило 220-250 штук. Но, конечно, наше заведение не могло конкурировать с большими пекарнями. Когда мы поняли, что этот бизнес очень маленький, выкупили у завода еще часть здания, где прежде была столовая, и открыли там пельменный цех. Этим бизнесом мы занимались в течение полутора лет. Наши пельмени назывались «От Павловой» — по фамилии заведующей цехом. А конкуренция была неимоверная, поэтому мы прекратили, продали это дело, сейчас там все еще лепят пельмени.

Артур Исгейм
Родился в 1938 году в Хакасии, в селе Бея.
Образование: окончил Красноярский технологический институт, специальность «холодная обработка металлов».
Карьера: с 1959 года работал на судостроительном заводе — мастером, начальником цеха, начальником завода. В 1990-х гг. совместно с Дмитрием Косовым организовал собственный бизнес.
Увлечения: архитектура, строительство, плавание.
Семья: женат. Сын, внучка.

А компаньоны продолжали искать «своё» в бизнесе. Не желая довольствоваться крошками с хлебного и пельменного «столов», они открыли еще автомойку и химчистку.

Артур Исгейм не скрывает: он по жизни постоянно рискует- В свою мойку мы привлекали бесплатным кофе и чаем, идиоты! Люди, конечно, приезжали, «мылись». А сколько знакомых в городе у нас было, и каждый просил: дайте талончик. Сначала мы решили, что будет немного, но потом оказалось, что около 30% машин мы мыли бесплатно. А оборудование было дорогое, немецкое, и все эти химикаты…

Бизнес оказался низкорентабельным. Мы промучились так 3 года, почти не получая прибыли. Чтобы развиваться дальше, нужны были деньги. Тогда и появились все наши кредиты. Используя связи в банковской среде, Исгейм и Косов относительно легко вышли на поле активного привлечения заемных средств.

— На них мы построили химчистку. Решили, что она даст быструю отдачу денег. В то время была хорошая химчистка на КраМЗе. И там была очередь месячная на чистку дубленок и всего остального. В городе не хватало химчисток. Мы отправили двоих своих специалистов в Европу, они закупили дорогое оборудование. И открыли «Италклин». Но почти одновременно с нами, в течение 3–4 месяцев, в городе появилось еще 6 химчисток! Поэтому ожидаемого дохода от этого бизнеса мы не получили. Но «Италклин» работает и сейчас.
Чем больше шары, тем больше прибыль

Артур Исгейм не скрывает: он по жизни постоянно рискует. В шутку знакомые даже называют его аферистом. Часто в бизнесе он полагается на свое внутреннее чутье: «чувствую, что не прогорим, — давайте делать». Несколько не слишком удачных попыток не убили доверия к интуиции — и в 1999 году компаньоны нащупали нужное направление.

— Мы отчетливо понимали, что нужно идти в другую сферу, и решили: будем делать бильярд. Спортивно-игровой бизнес — это российское, русские дворяне всегда играли в бильярд. И конкуренция в Красноярске тогда была незначительная. Мы стали собирать деньги. Я был знаком с директором банка «Енисей», и там нам скрепя сердце дали кредит на выкуп здания, с возможностью расплачиваться за него в течение года. Мы закупили в Москве бильярдные столы и создали «Пирамиду» — самый большой бильярдный клуб в городе.

Через год Исгейм заметил, что чем больше шары, тем больше может быть прибыль.

— На улице 60 лет Октября у одного товарища, слабенького бизнесмена, было 4 дорожки боулинга. И он «косил деньги», как тогда говорили. Мы решили пойти на дополнительные расходы — закупили в Америке, в Ричмонде, 6 дорожек для боулинга. С большим трудом привезли их в Красноярск. Сначала один из грузовиков, на котором их транспортировали, перевернулся. А когда оборудование пришло сюда, мы встали перед фактом: оно ни в окна, ни в двери «Пирамиды» не входит. А этаж-то третий. Боже мой! И вот мы делали гигантские леса, строили большое окно и закатывали на трубах туда тяжелые, массивные эти станины.

Сейчас Артур Исгейм почти не ходит в «Пирамиду». Идеи по развитию этого заведения предлагает, как правило, его сын Олег. Исгейм признается: один бы все не потянул. А предложения сына часто срабатывают.

— В «Пирамиде» у нас была комната с синими стенами. Она приносила очень мало денег, видимо, этот цвет давил на людей. Другие комнаты давали по 30 тыс. руб. чистой прибыли в месяц, а здесь мы получали по 18-20 тыс. руб. И мы долго думали, что же с ней сделать. И сын предложил устроить там библиотеку. Мы скупали книги два месяца, из собственной библиотеки я отдал все книги туда. Установили по всем стенам книжные стеллажи, посередине поставили большой бильярдный стол. И эта комната стала лидером по прибыли, народ идет туда с удовольствием.
Любимое место — стройка

Идею «Колорадского папы» привез из Москвы соратник Исгейма Дмитрий Косов. В столице он «подсмотрел», что наибольшей популярностью пользуются заведения, сочетающие в себе разные виды развлечений: танцпол, ресторан, шоу-программу. Артур Исгейм вспоминает: когда Косов предложил создать клуб, он не просто поддержал его, а вздохнул с облегчением — «наконец-то мы нашли то, что нам нужно». Так, на месте утомившей и недоходной автомойки появился «Колорадский папа».

— Первые полгода мы здесь сидели, понурив головы. Людей было очень мало. Видимо, этот закуток на правом берегу их отпугивал. Мы сидели за столиками и считали приходящих людей: вот еще двое пришло, вот еще трое… собралось 46 человек. А мы думаем: что же делать, мы прогораем, как же мы будем гасить кредит? Но мы не останавливались, занимали деньги и все вкладывали и вкладывали в рекламу. Настоящий успех начался после того, как клуб показали по телевизору. Нужно было, чтобы люди убедились воочию, что у нас не подпольное заведение, а действительно шик. У нас тут много «фишек»: буфет с советским обслуживанием, почтальоны курсируют между столиками, внутренние телефоны для знакомств. Это привлекает людей.

Необычный, немного «фриковый» интерьер «Колорадского папы» и многочисленные «фишки», которые учредители придумывают совместно с арт-директором заведения Дмитрием Непомнящим, сделали свое дело. По словам Артура Исгейма, в пятницу-субботу в клубе такой дикий аншлаг, что через 2–3 часа после начала работы приходится закрывать кассу.

Три бизнес-принципа Артура Исгейма
Принцип 1. Приступаю к чему-то новому сразу, как только закончил старое.
Принцип 2. Не гонюсь за наживой. Деньги — это только инструмент, который я использую. У меня спрашивают: «Ты бы смог 1 млн положить в чемодан, чтобы он там просто лежал?» Нет, для меня это дикость! А зачем мне тогда этот миллион? Бумага! Деньги нужно пускать в оборот.
Принцип 3. Внимательно слежу за работой персонала. Например, каждая официантка за свою смену получает оценку от администратора, они обсуждаются на каждодневных планерках. С сотрудниками работает психолог. Иногда мы даже отпускаем официанток домой, если у них какие-то проблемы. Потому что у нас все должны улыбаться.

Выйдя, наконец, на «свою стезю», Исгейм быстро понял, что если просто шагать по ней, столкнут на обочину. Приходится бежать, наращивая скорость. В конце 2006 года, взяв очередной крупный кредит, компаньоны построили vip-зал «Колорадского папы» — клуб «Урфин Джюс», а весной 2007 года открыли молодежный клуб «Charlie». Последний Артур Исгейм отдал под управление своей внучке.

— Мы постоянно думаем, как развиваться дальше. Клубов в городе много, конкуренция нас съедает. «Нирвана» то падала на колени, то снова открывалась. Недавно появился конкурент — клуб «Подиум». Сейчас в парке Гагарина делают похожий на наш проект, многое у нас «слямзили». Конкуренты часто к нам приезжают, фотографируют что-то. А я спокойно реагирую — пусть смотрят, как у нас.

Проводя экскурсию по своим заведениям для журналиста, Исгейм уже не спокоен, а увлеченно горд: «это привезли из Таиланда, это из Италии», «пол и лестницы в «Урфине Джюсе» — из дорогого китайского гранита». При этом чувствуется: не под себя создавал Исгейм эти клубы, их антураж ему не родной. «Зачем меня в такой обстановке снимать? Пойдемте лучше в «Charlie», я сам вас там сфотографирую!»

Судя по этой прогулке, к посетителям Исгейм относится, как дедушка к внукам — ну, нашкодят, бывает, но свои же. «Тут я бахрому повесил, так они жечь зачем-то стали, пришлось убрать… А вот здесь тихое местечко, людям нравится уединяться — так я для них диван хочу поставить… В «Колорадском папе» пуфик разорвали вчера — это бывает, хорошо, что у нас запасные есть… А в «Charlie» одна подвыпившая дама уронила со 2-го этажа пепельницу на голову студентику. К счастью, обошлось, а если бы по темечку попало? Я на следующий же день специальное ограждение сделал».

Исгейм признается: любимого уголка в этих клубах у него нет. Его любимое место — стройка. Он получает удовольствие, когда видит, что строительство идет по графику, что работа кипит.
Против казематов

Исгейм не останавливается ни на минуту. Каждый его рабочий день — это сумасшедшая гонкаИсгейм не останавливается ни на минуту. Каждый его рабочий день — это сумасшедшая гонка. Планов — громадьё и больше, поэтому расслабляться некогда. Он не отдыхал уже 10 лет — все боится, что уедет в отпуск и что-то не успеет сделать. И даже приходя домой, он работает — изучает журналы об архитектуре, интерьерах, мебели… Он говорит: «Моя стезя — строить, строить, строить!»

Новый проект бизнесмена — гостиничный комплекс рядом с клубами. Первая очередь комплекса, 3-этажная, будет запущена в ноябре. А в следующем году начнется строительство второго здания — в 6 этажей.

— По стилю они будут привязаны к уже существующим нашим проектам — такие же легкие. Мы сделаем гостиницу и назовем ее «Кошкин дом». Название должно быть абстрактным, ни к чему не обязывающим. Я не приветствую нерусских названий заведений по всему городу, будто мы живем за рубежом. Не понимаю, почему это разрешают. Надо заведения с такими названиями, как «Колорадский папа», обкладывать дополнительным налогом! (Исгейм — человек, который и дал «Папе» имя, сам смеется). А вот «Кошкин дом» — это по-русски. Там будут необычные и богатые номера — от полуовальных до круглых. У каждого — свое название, например, «Аленький цветочек». Мы сделаем шикарную гостиницу, потратим колоссальные деньги, зато подобного в городе не будет. Но мы понимаем, что, если создадим отель для богатых, потеряем деньги. Поэтому сделаем номера в трех ценовых категориях. А вообще, мне говорят, что такой гостиничный комплекс — в 9 этажей и на 78 номеров — не будет востребован. Не знаю, посмотрим. Возможно, в 3-этажном здании сделаем что-то другое, например, магазин детских игрушек.

Артур Исгейм не скрывает: его заслуга — грубая работа по строительству зданий, а тонкая отделка помещений, находки в интерьере — это, в основном, задача его компаньона, помощников и дизайнеров. Он просто любит создавать необычные, нестандартные дома.

— Не хочу строить эти казематы! Я часто спорю с главным архитектором города Аркадием Супоницким. Он критикует меня: ну что это за здания, не годится! Я отвечаю: а автомойка рядом с нами — это годится? Я хочу, чтобы наш «уголок» украшал город, чтобы он был застроен разнообразно, весело и легко. Ведь к нам люди приезжают даже просто сфотографироваться на крыльце «Урфина».

Несмотря на то, что к уже воплощенным в жизнь проектам Исгейм быстро теряет интерес, переключаясь на новые, он всегда точно знает, как функционируют элементы его бизнеса, — каждый месяц с руководителей всех заведений требует полные отчеты о работе. Он с гордостью говорит: в Кировском районе сеть его заведений — один из основных налогоплательщиков, суммарный квартальный налог зашкаливает за 1 млн руб.

Артур Исгейм неугомонен. Но, как ни странно, у него нет необходимых атрибутов мобильного человека, даже сотового телефона — он считает его вредным для здоровья. А автомобилю бизнесмен предпочитает пешие прогулки. И хотя с ним трудно созвониться, его всегда можно встретить — на очередной стройке.

ежегодно издательство Forbes составляет список самых богатых людей мира в который входят около 200 человек по всему миру. В этом году списки были обнародованы в начале августа.

Возможность сортировки списка богатых: На сайте Forbes не просто выложен список имен «богатеев», но и представлены некоторые возможности сортировки этих списков (по имени, гражданству, финансовому состоянию и месту настоящего проживания). Например, при сортировке списка по гражданству я для себя выяснил, что в число 190 богатейших людей мира входит более 30 русских. При этом, при сортировке по месту настояшего пребывания, далеко не все живут в России. Попробуйте посортировать на досуге. Интересные картинки получаются.

Контекстная видео подборка: На ряду с возможностью сортировки меня порадовала контекстная видео подборка. Среди видео можно найти такие сюжеты как «В клубе миллиардеров», «Дома миллиардеров», «Автомобили миллиардеров» и другие. Также радует тот факт, что Forbes делает эти контекстные подборки. Т.е. мне, как пользователю, не надо искать весь этот материал на их сайте, все находится в одном месте и на одной странице.

Анкета: Можете ли вы быть миллиардером?: Также, как пример контекстной серверовки информации, представлена анкета, которая по идее должна показать вашу склонность быть миллиардером. Сам конечно понимаю, что все это не правда мягко говоря, но не удержался и прошел этот тест. Выяснилось, что я вряд ли попаду в список Forbes 400 со своим результатом в 60 из 100. Попробуйте сами, занимает 2 минуты.

Образ жизни самых богатых людей мира: И наконец есть на этой странице ссылки на описания образа жизни богатых людей. Рекомендуется смотреть для развлечения, «слуюноиспускасния», и возможно кто-то найдет для себя кое-что полезное и адаптирует это к своей жизни.